Sandra-hunta
На кухне, в платье, без чулок, без лифчика - Глаша ест макароны, накалывает на вилку шпротину из банки, бежит масло, в уголках глаз не смылась подводка, и она говорит:
- Ну он такой, слушай. Не жесткий.
- Я говорила.
- Зови еще, короче.
Смеется с полным ртом, пьет чай, отодвинув нитку от пакетика. Ты тоже смеешься - внутри от этого "я говорила" приятная твердость, уверенность, проверяешь, прощупываешь - там все в порядке. Сверху льется и льется счастливое облегчение. Не о чем волноваться. Расслабься. Подвоха уже не будет. Все классно.
Пьете до половины пятого. Шикаете друг на друга, когда открываете вторую бутылку шампанского. Два года назад, когда вместе снимали жилье, на ее дне рожденья - пробка выбила лампочку. Тоже смеялись. Смеялись, смеялись, смеялись, - день за днем, часами на кастингах, и в перекурах на съемках, двое суток после новоселья, когда оттирали шкафы от собачьей мочи, спасибо дорогим хозяевам, и сумасшедшим влажным летом, когда на нее в машине напал тогдашний ее ухажер, и под Новый Год, когда от свечек загорелось покрывало, а Рома-Мартини-Асти орал на тебя, как припадошный, и вы вдвоем, голые, тушили кровать - водой от цветов, ковшиком из ванной. Смеялись. Она вызывает такси. Долго ищет свои трусы. Свет из коридора ложится Шуре на лицо, но он не просыпается. Обнимаетесь:
- Не через порог, погоди - ну ты что делаешь-то?
Моешь посуду. Потом моешь игрушки: так, руками, лень искать перчатки, а в голове включается мамин голос - "тоже мне, барыня", - чистая правда, чего только ты этими руками не перетрогала, воротить нос поздновато. Самое трудное теперь - выждать, не до завтра, а еще пару дней, конечно: чем старше становишься, тем это очевиднее, но как же трудно терпеть - до среды, до четверга, чтобы сказать "А Кириллу там как, не нужны актрисы?", "Мне подружка рассказывала - вроде как была у него на пробах или что-то такое. Он что-то снимать будет новое?".
Он поможет.
Сработает.
"Он такой, не жесткий".
Все будет хорошо.
Кажется, вроде - спокойно, голова легкая, но заснешь не скоро. Не раздеваешься. Лезешь в кровать. Он тяжелый, теплый, кожа гладкая - трогать его странно, он обнимает за талию, крепко, прижимается щекой к животу, подтекает слюна на платье, усталый ребенок, ворчит во сне, ты треплешь ему кудряшки, все друг другу никто, сто раз проговорено, но рука движется сама собой.

@темы: В ноль