07:19 

Sandra-hunta
Думал поговорить с ним утром, но утром Тим уехал к Грачевой. Само по себе это было неплохо, потому что Грачева, скорее всего, тоже что-то ему сказала. Может, даже сказала Славке, выдала пару люлей домашних. Днем в офисе была толпа. А вечером, когда зашел в кабинет, поймал себя на том, что начисто не знаешь, как бы тебе начать.
Сказал в итоге вот что:
- Ему двадцать три года.
Планшет, которым Славка в него кинул, лежал у Тима на столе. С замененным экраном. Тим читал смету. Когда обернулся, выглядел ужасно беззащитным - всегда так выглядел, если его внезапно отвлекали. И по его глазам ты сразу понял, что он не спал.
Тим пригляделся. Потом толкнул для тебя кресло.
- Все в порядке, Паш.
Когда улыбнулся - захотелось обнять его. Засранец.
Ты не сел.
- Он одумается. Сам придет в итоге, прощенья попросит.
Он взглядом показал на стул. Нет, неа.
- Что ты хочешь, чтобы я сказал?
Большой вопрос. Ты вот сам, ты что хотел сказать?
- Ты если думаешь вдруг, что он тебя не уважает...
- Все в порядке, Паш.
- Нет, блин! Ни фига не в порядке.
Замолчали. Отлично. Дальше:
- Это его право, в общем-то.
- В жопу пусть это право засунет.
- А я думал, ты пришел просить не увольнять его или такое что-то.
- Не увольняй его, пожалуйста.
В этот раз улыбнулся получше.
- Все в порядке, Па-
- В жопу это "в порядке" засунь.
Ты сел. Он кивнул - благодарно. Не с ним, в нормальной жизни: такое калечащее, невыносимое чувство жалости не приходило к тебе даже в кошачьем приюте, где ты волонтерил между проектами, а там был кот, которому хозяйка-сука раздавила лапу. Между прочим.
- Помнишь, как я тебе тогда сказал валить с квартиры?
- Паш...
- В жопу засунь себе свое "в порядке".
Он нервничал. Тебе стало страшно. Потом он запер дверь, махнул - мол, продолжай. Хорошая мысль: что запер. Он слушал, надо было продолжать. На хер ты в это полез, на хер это кому было надо.
Что ты мог ему рассказать - кроме того, что он и так знал? Знал гораздо лучше тебя - и еще меньше тебя хотел помнить? Когда он приехал домой (к вам домой) - с рюкзаком. За беспокойством, за бодрой злостью, за этим мучительным желаньем защитить его - ты был доволен. Ты был доволен, потому что ты был прав - а он, вроде как, признал наконец, что ты был прав, и ты праздновал победу: четыре дня, а потом в дверь позвонили, и не надо было открывать. Ты не открыл бы, на хуй можно послать через дверь, с этим бы ты как-нибудь справился. Но как хотелось победой похвастаться. Как хотелось проверить ее на прочность.
- Разворачивайся и езжай, откуда приехал.
Сердце надрывалось: как после шестой чашки кофе в ночную смену. Впервые в жизни сказал Саше Вахрушеву "ты". Какой дерзкий перец.
- Пашут, да расслабься, не нервничай так. Тимка здесь?
- Не твое дело ни разу.
- Я ему зарплату привез и бумажки он мне должен подписать. Давай, давай - позови его, он не обрадуется ни фига, если прощелкает.
И ты не позвал - но главным образом потому, что не успел. Тим вышел в коридор. И Саша заулыбался, глядя на него. Ты знал - не обо всем, что там у них происходило, но знал достаточно, вполне, - и все-таки ты бы, наверно, своего ребенка дал подержать: человеку с такой улыбкой. Он спросил, уже не тебя:
- Пустишь меня - или так интересно будем общаться?
Он вежливо снял ботинки на коврике, повесил куртку на твой крючок. И Тим посмотрел на тебя, как будто извиняясь. И надо было сделать что-то. Сказать себе: "на хер", плюнуть на то, что выглядеть будешь, как буйно помешанный, и просто схватить его в коридоре, выкинуть его обратно в подъезд. Но люди так не поступают, да? Так же себя не ведут. И ты никогда потом не спрашивал Тимура: кто запер дверь - в тот раз, в его комнату. Больше двух лет прошло, прежде чем ты допер: насколько это было не важно. Пятиэтажка. Картонные стены. Всем всех так здорово и четко слышно.
"Саш, это все"
Потом:
"Я не буду"
И под ту же улыбку, которой доверил бы - и своих детей. Неразумных, милых детей.
"Ну что ты"
"Не надо"
И шум, с той стороны.
"Не здесь"
Паника в его голосе. Ты не смог выбить дверь. Не хватило сил.

@темы: В ноль

URL
Комментарии
2016-10-16 в 08:25 

Оля-оля-ля
да ладно тебе, Ева, это всего лишь яблоко
В некоторых ситуациях человеку бесполезно помогать, если он сам еще не ощутил, не принял, что ему эта помощь нужна. И тут же, с другой стороны - без поддержки, без взгляда с соседней колокольник, понимание, что действительно можно и нужно по-другму, может и не случиться. И от поддержки в созависимость провалиться - раз плюнуть.
Смена внутренней позиции - чертовски интересное явление, которое в жизни часто за хвост не ухватишь, зато в литературе можно наблюдать прям изнутри героев. Увлекательная штука

2016-10-17 в 07:32 

Sandra-hunta
Оля-оля-ля,
Чистая правда, спасибо за коммент.

Паша - наверное, самый близкий человек в жизни Тима, он даже в большей мере его семья, чем Люда. и значительную часть этой истории он пережил вместе с ним.

URL
   

World capital of sisterfucking

главная