07:06 

Sandra-hunta
Дождь начался в половину десятого. Бесшумно, незаметно, он возник в воздухе и казалось, капли не достигают земли. В одиннадцать Кирилл и Паша решили - "хуй с ним", до обеда он не кончится. Подняли коптер, полетали над лесом, нашли объектив для сверх-крупных планов на вторую камеру, подсняли детали. Потом Паша взял фотик, ушел и вернулся. Дождь не кончался. Трижды подходил Максим с вопросом:
- Ну что, сворачиваемся?
Ты отвечал:
- Давай еще немного подождем.
В итоге Максима услышал Драгунских. Он бежал от режиссерской палатки, задрав джинсовку на голову, футболка была мокрая насквозь и облепила круглое плотное брюхо.
- Ничего, блядь, никто отменять, блядь, не будет, на хуй, смена, Максим, блядь, оплачена, какие ж все умные до хуя!
Он на секунду затормозил рядом с вами, грязь брызнула из-под резиновых сапог. Обшарил вас обоих взглядом - как спьяну шарят по карманам, пытаясь разыскать ключи. Ты, на всякий случай, потянул носом воздух, но ни водкой, ни пивной кислятиной от него не пахло. Драгунскх, как-то убедившись, что донес мысль, запрыгал дальше, к буфету.
Ты показал на него Максиму:
- Ты слышал.
Из буфета понесло матом. Потом выскочил местный парень.
- Я что сделаю, если вода?
- Буфет переедь!
- Кого я?..
- Переедь буфет на другое место, ну по колено говна внутри, пушка сейчас утонет или замкнет ее, вот будет-то, блядь, отлично!
- Кого?..
- На хуй! Как у тебя слюни еще не текут, у долбоеба?
Подходить было не надо, но ты, конечно, подошел.
- Пушка - это обогреватель. Такая штука внутри, которая теплый воздух гонит.
Драгунских что-то хотел ответить - уже тебе, но, как не странно, сдержался. За руку вывел буфетчицу:
- Я прошу прощения: я сейчас чаю налью - и вы объясните, пожалуйста, куда буфет переместить. У каравана я песок видел. Туда можно поставить. И провода пусть он отключит в перчатках, а то их заливает уже.
Ты знал Драгунских пять лет, буфетчица - от силы месяц, и с нею лично он, скорее всего, заговорил впервые, так что не было ничего удивительного в том, что от этого приступа вежливости бедная женщина растерялась. Почти-почти дожив до тридцати, Шура по-прежнему старался следить за языком в присутствии взрослых. Само собой: если эти взрослые не пытались делать кино.
В буфете он, едва ли не оправдываясь, сказал тебе:
- Нет таджиков. Все остались, блядь, в Москве. Плохо это, очень, когда нет таджиков. Эти мрази - оборзевшие, вообще бегать не хотят.
Он заварил чай в трех стаканах. Застыл над ними, по колено в воде. Пошевелил губами. Пошевелил еще раз. Пришлось шагнуть к нему, в воду, чтобы расслышать.
- Кирилл - Мейер - Денис - скрипт - Мейер - Денис - скрипт...
- Кирилл.
Драгунских вздрогнул, но потом, волевым усилием, расслабил плечи. Дождался, пока ты нальешь кипятку в четвертый стакан.
- Кому-то еще заварить?
Губы снова шевельнулись беспомощно. Ты подсказал – не сдержался:
- Ты четверых посчитал.
Он выглядел побежденным. Поискал в себе силы на ответный удар - и, казалось, сам удивился, когда не нашел. Покорно спросил:
- Ты будешь?
- Давай помогу отнести.
К плейбеку подошел Гурам. Шура выматерился и ушел за новым чаем.
- Ребят, а можно мне снять грим? Я бы отдохнул немного, пока есть возможность.
- Категорически нет.
Кирилл выждал паузу, чтобы глянуть, повелся ли он.
- Категорически. Нужно грамотно использовать не-съемочное время, чтобы до конца войти в роль. Ты читал Станиславского вот, скажи мне?
Гурам не раскусывал.
- Я считаю, Гурам вообще должен в образе жить до конца проекта.
Ну же?
- Как Хит Леджер в Темном Рыцаре.
Ну серьезно?
- Ты что скажешь, товарищ продюсер?
- Что Хит Леджер не жил в гриме Джокера. Очевидно.
Не такая уж это была смешная разводка. Не такое уж было смешное лицо у Гурама, когда он просек: даже с усами молодого Сталина. И даже если бы это была лучшая шутка в истории, это не объяснило бы, почему ты с трудом узнал свой голос, почему он звучал, как пять лет назад, и почему ты был первым, кто раскололся.
Сверкнула молния. Дождь усилился. Кирилл подул на чай.
- Рад, что приехал, да?
Когда ты переступил с ноги на ногу, пузыри полезли между шнурками.
- Тааак... а стул еще один можно сюда как-нибудь?
- Ничего не надо, все в порядке...
- Постанцы! Ребят, Ткаченко толкните кто-нибудь, он там сдох, я понять не могу?
- Кир...
Когда стул принесли, он не дал тебе сесть. Вывернул свой дождевик на изнанку, расстелил на сиденье, подоткнув под углы. Драгунских принес пятый чай. Кирилл положил твои ноги к себе на колени, заляпал грязью камуфло. Он развязал тебе шнурки, повесил носки на пушку и растирал босые стопы, чтоб согреть. По-прежнему никто не удивился: включая вас двоих.

@темы: В ноль

URL
Комментарии
2016-10-07 в 11:29 

ХЭ подкрался незаметно ) спасибо )

2016-10-07 в 13:01 

Sandra-hunta
annavit,
Это пока еще не Э, но я рада, что оставляет хорошее чувство.
Вам спасибо)

URL
   

World capital of sisterfucking

главная