17:08 

Sandra-hunta
Кирилл лежит в длинном прямоугольнике света и, задрав футболку, греет пузо.
Два часа дня, он еще не ложился, ты только встал, его руки раскинуты, щедро приглашают в объятия, кого угодно, в любой момент, так заманчиво, что нет сил на сомнения. Он открывает левый глаз и смотрит на тебя снизу-вверх. Потом он – решительно, до театральности, - хватает тебя за лодыжки. И улыбается. Солнце слепит его, но кажется, что щурится он, глядя на тебя.
- Далече, хлопец?
- Я на кухню шел.
- Посиди со мной.
У него горячие ладони, сильные пальцы. Ты очень медленно опускаешься на корточки, и в суставах щелкает, как у дряхлого старика. Ты встаешь на колени, твоя щиринка – в сантиметре от его макушки, но в этом нет ничего, ни похабного, ни эротичного, и когда ты касаешься его щек, слегка сальных, покрытых двухдневной щетиной, тебе страшно от мысли, что не удастся его удержать. Ты ложишься рядом на нагретый пол и впервые за эти две недели тебе по-настоящему хочется спать, здоровая, теплая, надежная усталость опрокидывается на тебя, заполняет твое тело, и оно снова кажется - твоим. Он лохматит тебе волосы, туда-сюда, вверх вниз скользит рука, ты говоришь:
- У нас шорты одинаковые.
Он вздыхает тяжко:
- Только у меня жопа шире.
Он до сих пор толком не перевез свои вещи. Тут и там лежат контейнеры от доставки. У тебя болят руки, не только запястья под бинтами, деревянные палки - от локтя до запястья. Утешает только то, что не будет - никакого завтра, к которому надо готовиться, в которое придется шагнуть. На пол, к окну, он приносит одеяло и твою подушку. Ты не спрашиваешь, какие у него планы: день за днем, и минута цепляется за минуту, час за час, он по-прежнему здесь, ты даже самому себе не сознаешься, как страшно, что он уйдет. Ноутбук поднимается вверх-вниз у него на животе, и вы смотрите наркоманский угар арт-хауса Айболит 66. Он рос на нем. Ты – нет. Многое становится понятно.
- Нам обоим.
Говорит Кирилл.
Смотрите вы потому, что с утра у него крутится в голове «Прыгай - в огонь - мартышка» - он повторяет это раз за разом, миролюбиво напевает себе под нос, и ты запоминаешь эту фразу, надолго, на любой пригодный случай, хотя до нее вы не досматриваете. Где-то на моменте «Впустите доброго человека – а не то он выломает дверь», ты смеешься, и из глаз у тебя начинает течь, как при аллергии, без всхлипов и судорог, и ты засыпаешь на мокрой подушке, но он, как может, делает вид, что ничего не заметил, и не двигается с места, ни одна и ни две недели проходят во сне, но он спит и бодрствует рядом с тобой, и ты не решаешься поблагодарить его - чтобы он, ни дай бог, не опомнился.

@темы: В ноль

URL
Комментарии
2016-09-01 в 11:35 

Спасибо! У меня квартирный вопрос: кто где живёт? Когда Вахрушев выставил Тима, тот вернулся к Паше или стал жить один? Потом вот это: Тим вскроет вены, в квартире Кирилла, пока Кирилл на съемках под Москвой. Кирилл его найдет почему Тим это сделал не у себя, а у Кирилла? Потом Тим живёт у себя один, а Кирилл потихоньку исходит на дерьмо, просыпаясь посреди ночи и гадая, а не вскрыл ли Тим вены второй раз.
И потом у нас: Кирилл делает Тиму "предложение руки и сердца": все по-настоящему, все правильно, они вместе. Если Тим на самом деле хочет. Кирилл расстается с Катей.
И вот этот данный кусочек, значит, они в квартире Кирилла, и это ведь Тим Он до сих пор толком не перевез свои вещи ?

2016-09-01 в 17:43 

Sandra-hunta
annavit,
Когда Тим разбежался с Вахрушевым, он встречался с девушкой и жил отдельно. Потом с девушкой они расстались, а отдельно он жить продолжил. Вены он вскрыл в квартире Кирилла потому, что ночевал у Кирилла и остался спать в его постели, когда Кирилл уехал на смену. Шура считает этот момент эталонным пидорством, потому что "живешь в Бутово - работай в Бутово, решил вскрыться - езжай к себе домой и вскрывайся у себя в ванне, еблан говна!". Здесь Кирилл - у Тима, пока нет Кати (она в родном городе, с родителями). Потом она вернется, он скажет ей, как обстоят дела, разойдется с ней и предложит Тиму жить вместе.

URL
2016-09-01 в 20:47 

Спасибо ) они, значит, связь свою тогда возобновили, когда Тим пришёл с девушкой к Кириллу в гости, а я думала, что то разовая акция была

   

World capital of sisterfucking

главная