Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
17:51 

Предупреждение: дабкон, NC-17

Sandra-hunta
Глава 3

1 января

Наблеванно. Здорово. Что это? Футболка, Бивис и Батхед. Чужая. Сэма! Кто наблевал на футболку Сэма? А зачем он ее здесь оставил? За ним что, постирать теперь? Очень мило.
А, вот где было одеяло.
Чужие гондоны. Конфети. Стреляные хлопушки. Холодно в коридоре.
Вчера отлично поиграли в твистер. Только бок побаливает. Как же треснулся. Сэм выиграл турнир в Мортал Комбат. На елке не осталось шариков, все разобрали на память. Отличная была идея.
Ну кто курил в чашку? Балкон открыт. Снег намело. Ух ты, даже осталась бутылка. Хотим? Не хотим. Чайку, Сашенька. И покрепче.
У Лены Семиной – дочка, четыре года. Серьезно? Хорошая. Кудряшки. Похожа на папу. Если это с ним Лена пришла. Иначе дочка похожа на нового маминого ебаря. Но он забавный. Что-то есть. Когда в Каннах дурачились, и потом в машине, это же все в этом году, да? Это все осенью? А она уже была мама, точно, и может быть даже была чья-то женщина? Чья-то еще. Теперь что, получается, ни секса, ни минета? Или нет? Или да? Как-то неловко теперь ввязываться: серьезные ставки.
Лампочку разбили пробкой от шампанского, бывает же, надо же. Синий лифчик на спинке стула. Мэри вернулась из Эл-Эй, и он, кстати, ее не приглашал. Колин обрадовался. Допустим. Много выпили. Байки из прошлого. Лицо незнакомки. По всем формальным признакам – вообще не изменилась. Знакомил ее с Борей Климовым, сказал: «Моя подруга». Даже не рядом. «Моя никто», не бывшая – не встречались, не женились. Я спал когда-то с этой женщиной, закопал ее как-то раз в песке, мы ели замороженный банан в парке Universal, и день за днем в нее утекал мой мир. А потом я не вспоминал о ней три года, чтобы не вспомнить ее снова – когда она придет ко мне домой. Все, что ты скажешь о любви и нелюбви, будет банально и тщетно.
Откуда здесь проектор? Речь президента. «Этот год был трудным». Кому как, ребята, кому как.
Бумажки в шапке. Штрафные шоты. «Шикака – шиш-кебаб – ЧИ-КА-ГО»!
Чайник вскипел. Надо умыться. В мойке гора посуда. На балконе снег грязный, в нем бенгальские огни и окурки.
Значит, ванная. Да и пописать неплохо бы.
Вода шумит. Кто-то остался с ночи?
Пол – влажный, пар в воздухе, запотело зеркало, в душе – двое.
В кабинке - судорожное движение. Рука дергается вверх, ищет опору. Пальцы едва достают до стенки. Бездумное ласковое бормотание. Потом к стенке прижимается чей-то бок, широкий. Тихая возня, в полдвижения. Рывок. Жалобный стон. Так откровенно, что не по себе.
Ух ты, стульчак опущен. Поднимаем. С первого раза – в яблочко. Кто здесь волшебник?
Дверь открыта, пар уходит. Сведенное, застывшее тело вздрагивает – под вторым, третьим толчком, а потом сдается в одну секунду. Стенка скрипит. Не снесли бы. Жизнерадостная, размеренная поебка не прекращается, не замедляется, даже когда смываешь. Теперь отчетливо видно: выставленные лопатки, робкую спину Тима, руку Колина, поперек туловища, все это славно, но пора бы налить чайку, щедрые трели, круглые вздохи, его слышно из кухни, время заказывать завтрак, к тому моменту, как перезванивают с подтверждением, голос Тима начинает затухать, и его не слышит оператор, но это даже как-то жаль, и его настойчивая, назойливая беспомощность гораздо сильней подкупает, чем прошлой ночью.
Вчера чуть-чуть загнался, пошел проверить, что у них и как. Нашлись в кабинете. Запомнилось: Колин гладил его по животу, сунув ладонь под футболку. Переплетения рук и ног. Упрямое, неуклюжее копошение. Тим пытался взять бутылку с шампанским, она стояла у дивана. Промахнулся, сжал в кулак воздух, но очень уверенно пытался поднести кулак ко рту. Понял, что вроде бы что-то не так, и пробовал сесть, но Колин притянул его к себе. Только тогда он заметил – ошеломленный – что лежит спиной у Колина на груди, что захватан – как экран смартфона. Хотел отстраниться. Когда Колин поцеловал его, почему-то целовал в ответ – напористо, как будто перебивая, «Да подожди ты, сейчас не о том». Но Колин взял его за волосы, и уже не выпустил, и заставил перевернуться, под широкой тяжелой ладонью эта тощая задница в узких штанах смотрелась жалко, но в целом ебабельно.
В коридор кто-то вышел. Собирались ребята, уезжал Боря с девчонкой-малявкой. Первокурсница ВГИКА? Чья-то дочка? Интересно? Не очень.
Потянул за ручку и захлопнул дверь у себя за спиной. Колин тебя заметил. Тим – как будто бы нет. Он уперся Колину в грудь локтями, все пытался подняться.
Оставалось только шагнуть вперед, прихватить по пути бутылку.
- Having fun?
Колин улыбнулся в ответ. «Я пришел посмотреть, не наебнулись ли ваши блядки. А то у меня к ним контракт привязан, и было бы как-то не кстати». Этого говорить не стоило – жаль – а больше сказать было нечего, и если ты пришел не посмотреть, значит, пришел поучаствовать, Колин протянул руку к бутылке, ты протянул руку к Тиму, и тебе не так уж хотелось – но буквально пришлось.
Это как лишняя рюмка на пьянке. Если уже налито, если кусок на тарелке, все равно все будет выпито и съедено, даже если в брюхе нету места.
Раньше как-то не отследил, но внутри было нехорошее чувство, весь вечер. О чем волновался? Вряд ли о скандале. Не в их духе. Точно не о Тиме. Точно? О несовпадении. Почему-то казалось, что он не монтируется с такими плясками. Ну что тут скажешь? Зря казалось.
Тим встал на четвереньки, с трудом. Увидел тебя.
- Мы…
Виноватая улыбка. Голубые глаза. Не нашел, как продолжить. Потом отвлекся. Ладонь Колина была у него на спине, другая - на шее, на секунду, бездумно, он подался под нее. Ощущение было – как будто тебя наебали.
Лучше было бы, чтобы он был против? Лучше было бы, если б ты не загонялся.
Ради бога.
Взял Тима за ремень, оттащил к другому подлокотнику. Поднял на ноги. В четыре руки раздели его. Когда снимал с него трусы, он попытался вывернуться, чуть не упал, схватился за твое плечо, губы приоткрылись, раз, другой, но не было ни звука: не знал, что сказать. Мучительная растерянность: кажется, даже расслабился, когда ты влил ему еще шампанского в рот, а потом перегнул через подлокотник.
Когда нанимал его на работу, еще не было офиса, встретились в Кофемании. Он взял себе блинчики с яблоком – после того, как ты сказал, что заплатишь. Блинчики с яблоком – самое дешевое, что там есть. Вопрос: «Ты на какую сумму рассчитываешь?» поставил его в тупик. «Я бы хотел, чтобы ты поработал месяц, и мы поняли, в одном ли направлении мы смотрим». Он сломал ручку. Он взял на встречу блокнот для заметок и сорок минут рисовал в нем круги и прямые. «Я… я готов, вообще-то, бесплатно». В ответ на твое недоумение: «Начать, я имею в виду». Так боялся сделать ошибку. Верил: есть список заповедей, которым следуют большие ребята, который знают всем, кроме него. Ничего не поменялось. Ни звука от него – когда Колин расстегнул ширинку. Ни протеста, ни вопроса.
Твои руки – у него на бедрах. У него на ягодицах. Два пальцы внутри него, на сантиметр, на два. Рваный выдох. Пьяный смешок. Колин провел головкой ему по губам. Все еще - ничего. Пальцы вошли до середины. Занятное чувство. Обхватывает так, что чувствуешь пульсацию: в его теле, у себя под кожей – одновременно. Внутри горячо. По спине - мурашки, короткой стручкой. Еще кружок, еще поглубже. Дернулся. Даже, видимо, член выплюнул.
Потом тихое:
- Нет.
Короткая вспышка.
- Нет, ну – подожди, нет…
Вскинулся. Оттолкнул тебя, обернулся назад. Качнулся. И вырубился. Ты прижал его к себе. Его голова была у тебя на плече. И ты вернул пальцы в него, вставил два, потом три, можно было не тянуть, он все равно ничего не чувствовал. Подрастянул его, размазал как следует крем из Four Seasons (Колин принес мелкий тюбик). Вспомнил, как обмазывал индейку в прошлом году, когда ужин готовили сами на праздник, есть захотелось, сбился. Встряхнулся. Сунул-вынул несколько раз – шло нормально. Держать Тима было тяжело, устала рука. Его член прижимался к твоему бедру, пачкал смазкой штанину. Сколько левой мороки. Колин смотрел на вас – похотливо, и при этом как-то растрогано. Подполз к краю дивана. Встал коленями на подлокотник, целовал Тиму спину, Тим висел кульком – очень мило – Колин вошел в него без резинки, стоило тебе убрать руку, Колин потянулся поцеловать тебя – спасибо большое, не в этот раз, - ты отодвинулся, вы посмеялись, он что-то сказал, но ты плохо понял, Тим очнулся, потерся лицом о твою толстовку – просто чтобы прийти в себя. Поднял голову. Да ну на хер, если ты можешь из-за них двоих изображать сутенера полдня – он потерпит пятнадцать минут. Требовательное, надрывное недоумение – в его глазах. Развернул его снова. Колин не ожидал, опрокинулся на диван. Поржали. Подтолкнул Тима в спину, чтоб шел Колину в руки. Когда начал трахать – презерватив нужно было держать у основания члена, иначе съезжал, остался бы внутри: так тесно сжимало. Колин тер ему губы, накрутил себя до синих яиц, повторял без конца: «You love it. You love it» (что, кстати, вряд ли, несмотря на то, что у Тима встал). Пару раз аккуратная белая задница дернулась куда-то в сторону, на входе, получилось резко, и он глухо стонал, пытался уйти из-под тебя, крепче вжаться в диван, ничего не вышло. Колин долбил его в рот, под сочные, громкие хлопки, он мычал, все настойчивей, наконец его вытошнило. И почти тут же он кончил тебе в кулак. Ты размазал сперму по узкой, теплой спине. Колин дрочил, по-прежнему держа его за волосы. Ты ускорился, чтобы не кончать последним. Он монотонно, как-то лениво вскрикивал от боли, чуть слышно, потом застонал – тонко, брезгливо, со слезной ноткой, когда Колин спустил ему на лицо. Колин потрепал его по загривку:
- Good job, good job…
Снова заставил поднять голову. Ты все-таки отдублился, скомкано: никак, проехали. Ушел выкинуть резинку и принести туалетной бумаги, чтобы убрать рвоту. Хозяюшка. Когда вернулся, оба спали.
Точно.
Ты выключил им свет.
Курьер привозит доставку. Вареники даже не остыли. Колин на ходу вытирает полотенцем голову. Садится завтракать. Пялится на логотип «Корчмы», потом говорит – его же водили туда в Нью-Йорке? Было, правда. Братья-хохлы идут по планете. Попробуй со сметаной.
- Man, that was awesome.
Отличная вечеринка, крутые друзья, все дела, и что это была за песня – когда все подпевали? «Новый год к нам мчится», трэшак. Плохая песня. Брось каку.
Да, и кстати. Не кстати. Не важно. Вчера Тим показал две сцены.
Из вашего кино, из немецкого?
Почему русские шутят про немецкое порно, русские снимают вдвое больше.
Погуглили, проверили, пожали руки.
Все-таки: две сцены. Из нового фильма. Из "Харбина"
Два больших пальца.
- На каждую?
На обе. Четыре больших пальца.
Неужели? Мы старались.
Нужен трейлер и сценарий. И давайте договариваться.
Ты идешь в кабинет за сценарием, немецкую версию сделали на прошлой неделе. Тима нет в квартире. В прихожей нет ботинок. Не заметили, как хлопнула дверь.
Оно и к лучшему.
Смотрите «Гриффинов», Колин уезжает на такси, к пяти. Доедаешь оливье. Он не размок в холодильнике за сутки, не то, что мамин. Тим привез на флэшке сцены, целиком. Ну надо же. Хорошая мысль. Написать ему?
Надо бы написать.
Но не надо.
И тут дело уже не в неловкости. Не в том, чтоб какое-то время не связываться. Не в пакостном чувстве в брюхе.
Дело обмякшем теле, под душем. В ярком, открытом стоне, когда Колин в него вошел. Пьяные блядки есть пьяные блядки, вчера Тим был просто кусок вареной колбасы, он не заметил бы, даже если б Годзилла снес стену и заглянул к ним третьим. Но сегодня он не был пьян. И вечеринка закончилась. И они все снова были – они. И жизнь шла своим чередом. И все равно – Колин просто зашел к нему в кабинку (так ведь?), и взял все, что хотел. Без единого слова.
Эта мысль никуда не уходит – даже после того, как передергиваешь, чтобы снять накал.

@темы: В ноль

URL
Комментарии
2016-02-06 в 20:14 

Спасибо, класс

2016-02-06 в 22:16 

Sandra-hunta
annavit,
Вам спасибо)
Как Вам Вахрушев?

URL
2016-02-06 в 23:26 

Скотина, но как живой ) У него есть прототип в жизни?

2016-02-06 в 23:42 

Erlif
Live and let die
Что-то мне кажется, что Вахрушев по итогу возьмётся за ум, вернёт себе Тима, Шурик умрёт, а Кирилл останется один и с горя женится. В общем, плак.

2016-02-06 в 23:57 

Sandra-hunta
annavit,
Есть. Но в этой истории он от него довольно далеко подвинулся.
Erlif,
Почему Вам так кажется?) Причем именно по этому отрывку?)

URL
2016-02-07 в 00:02 

Erlif
Live and let die
Sandra-hunta, не только )))
подозрения уже давно были )))

2016-02-07 в 00:06 

Sandra-hunta
Erlif,
Шурка точно не умрет, а Кирилл не женится.
Как Вам кажется, каким образом может взяться за ум герой, который отмачивает такие вот штуки?)

URL
2016-02-07 в 00:11 

Erlif
Live and let die
Sandra-hunta, люди приобретают жизненный опыт и иногда через некоторое время способны увидеть ситуацию с другого ракурса.
Не все и не всегда. Но если для Тима важен этот человек, возможно, он не безнадёжен?

2016-02-07 в 00:49 

каким образом может взяться за ум герой, который отмачивает такие вот штуки?)
просто в русскоязычном слэше есть традиция: если главный злодей насилует/унижает няшку, то это така любовь )))

2016-02-07 в 08:06 

Оля-оля-ля
да ладно тебе, Ева, это всего лишь яблоко
Выворачивает меня от вахрушевской схемы "делаю говно, а потом жертва - плохая" - это же такая классика психического насилия, даже когда физического нет. Пиздец-то какой, а. Тима очень жаль - страшный ужас у человека в голове о себе и границах, о нормах, если он позволяет то, что позволяет с начала отрывков этой истории. На психотерапию бы его и вменяемых и терпеливых людей рядом. Ад же на земле.

2016-02-07 в 14:33 

Sandra-hunta
Erlif,
Пик сознательности и каких-то сомнений насчет того, как он поступает с Тимом, у Саши Вахрушева был вот в этом куске, и в такой мере уже не повторится. А мера - ну, прямо скажем, не велика была.
Саша Вахрушев - конечно, не безнадежен. Он очень хороший продюсер, он подарил Шурке и Журавелю золотой билет в профессию, он дал Кириллу возможность снимать большое кино, он подтащил Тима в ту жизнь, о которой Тим всегда мечтал, он хороший собеседник, у него занятное чувство юмора, стальные яйца и голова авантюриста. Но он более ли менее не заметит, если его ближний и дальний круг в один день выкосит, например, чума или ИГИЛ. Единственный человек в его жизни, к которому он привязан, это Сэм, и то Сэм в этой семье "младший брат", так что делают они то и так, как Саша скажет. Его мир на сто процентов крутится вокруг его планов, идей и нужд. Все остальное - дальний шум где-то за окошком.
И он много значит в жизни Тима, В основном потому, что одновременно - ее создал и сломал. Он дал Тиму все, чего он хотел, и на этом "всем" остался очень жирный отпечаток их отношений. Отказаться от всего этого Тим не может, но прямая связь между этим всем - и их историей, его очень сильно добивает. Кроме того, они действительно бурно протрахались несколько лет, и ничего лучше у Тима в этом плане никогда не было, плюс Саша научил его всему, что он в койне теперь умеет, нашел все его кнопки и вообще показал ему дивный новый мир. Все бы ничего, но поскольку их совместная жизнь была овеяна легким оттенком пиздеца, к сексу - к любому сексу вообще - он для Тима тоже прочно прилепился.

Мне кажется, то, что Вы говорите о переоценке, взрослении и смене ракурса гораздо более характерно для Кирилла.

annavit,
Да есть такое дело, конечно. Это, собственно, одна из причин, по которой я пишу вот эту штуку.) Очень интересно было попробовать намутить что-то, где в таком раскладе, и с кинками-рейтингом-переходом в совместную жизнь, всеми правильными словами, и даже без порванных жоп и рек крови, но без жанрового перехода в "долго и счастливо".

Оля-оля-ля,
Спасибо за отзыв.
Это да, Тиму хороший терапевт не помешал бы.

URL
2016-02-08 в 17:04 

Erlif
Live and let die
Sandra-hunta, тихо-тихо.
зачем много-то так?
я просто другими словами написала то же, что annavit - про традиции в русском слэше.

2016-02-08 в 17:08 

Sandra-hunta
Erlif,
Эмм... вы оставили комментарий. Я на него ответила. Я думаю, я все-таки буду отвечать на комментарии в своем дневнике настолько развернуто или коротко, насколько считаю нужным. Не возражаете? Спасибо.

URL
2016-02-08 в 17:21 

Erlif
Live and let die
Sandra-hunta, пояснение можно было бы в отдельный пост вынести/ м?
(имеется ввиду, что это предложение, а не упрёк, либо критика). мне если честно непонятно, почему Вы меня воспринимаете в штыки. Но лично меня это радует не очень. (

2016-02-08 в 18:37 

Sandra-hunta
Erlif,
Я не воспринимаю Вас в штыки. Тем не менее, когда пишешь человеку "тихо-тихо" в ответ на подробный комментарий - не на срач и не на бомбалейлу - это натурально вызывает определенную реакцию.
Я отвечаю на комментарии к текстам достаточно подробно: практически всегда. Поскольку это мой дневник - и конкретно пост с выкладкой по этим героям, мне это кажется вполне уместным. Думаю, вы согласитесь, что совершенно справедливо, если я не будут эту привычку менять. Тем более, без всяких на то причин. Честно признаюсь, я не очень поняла, что вас смутило. Вы высказались - я ответила, вполне спокойно, цивильно и не агрессивно. Выносить в отдельный пост часть беседы из комментов к тексту я не считаю нужным. А зачем бы?

URL
2016-02-08 в 18:49 

Erlif
Live and let die
Sandra-hunta, первое предложение радует. я счастлив.
остальное - пойду курить бамбук ))) и ждать продолжения )

2016-02-13 в 02:29 

Sandra-hunta, можно немного про сэма? (бесконечно радуюсь подробным развернутым коментам, сильно помогает понять персонажей)

2016-02-13 в 02:53 

Sandra-hunta
april,
Вижу коммент, обязательно завтра подробно отвечу.
читать дальше

URL
2016-02-13 в 03:58 

Sandra-hunta, как и когда вам будет удобно.
по мере выкладки вопросов все больше, мне уже неловко.
сильно прониклась тимом в последнем кусочке.

2016-02-13 в 14:56 

Sandra-hunta
april,
Сэм - Семен Проходцев - лучший друг Вахрушева и его партнер. Имеет с ним практически равную долю от любого их бизнеса. Для всех остальных, выступает в качестве его подчиненного (очень удобная схема для ухода от ответственности или выявления проблем, которые от "большого" босса кто-то пытается скрыть).
Сэм торгуется с агентом актера:
- Ну и что, что он живет в Германии и работает за евро? А кто-то живет на Марсе и работает за уран.
Сэм - самый спокойный, самый невозмутимый и, в общем, самый опытный человек в команде. Сэм знает более ли менее обо всем, что происходит внутри компании, но ни во что без резкой необходимости не вмешивается. За десять лет работы в кино (начал Сэм сразу после школы, на площадке) он видел столько херни, что впечатлить его довольно трудно.
Он лучше, чем кто бы то ни было другой, знает, когда Вахрушев - не прав, и он же является, наверное, единственным человеком, который может его стопануть, но пользуется Сэм этим навыком не часто. Что бы Саша ни сделал, в итоге Сэм будет за его правым плечом, потому что Саша.
После развала компании, тем не менее, Сэм приложил очень много усилий, чтобы построить жизнь, в которой всего этого будет поменьше. "Достаточно подрос, чтобы стараться быть хорошим человеком". В ходе истории он женится, причем на девушке Шуры Драгунских. У него сын и дочка, погодки. На большие вопросы Сэм отвечает себе так: его дело - кормить семью и быть приличным мужем и отцом, все остальные позаботятся о себе сами. Вахрушев будет тосковать по нему гораздо сильнее, чем когда-либо решится признать.

Чем больше вопросов, тем лучше, это самые мои любимые комменты, и они больше всего помогают в работе.
В последнем - это где Тим говорит с Пашей?

URL
2016-02-13 в 15:22 

Sandra-hunta, спасибище за рассказ о сэме.
В последнем - это где Тим говорит с Пашей?
да. никак не могла "поймать" персонажа. безвольный виктим, и все. и вдруг понимание - тим действительно хороший человек. сам диалог фееричный, бесконечно обожаю ваши диалоги.

2016-02-13 в 15:28 

Чем больше вопросов, тем лучше, это самые мои любимые комменты
вы сильно рискуете ). я же вас совсем вопросами закидаю (возможно дурацкими) )). пока останавливает чувство такта.

2016-02-13 в 16:46 

Sandra-hunta
april,
вы сильно рискуете ). я же вас совсем вопросами закидаю (возможно дурацкими)
Я только рада буду. Абсолютно серьезно. Спрашивайте)

Спасибо, я очень рада, что вам понравилось.

URL
   

World capital of sisterfucking

главная