03:11 

Хаш-Хаш

Sandra-hunta
Женщина делает тебя слабым.
Слабость рождает жертву.
Жертва должна страдать: до тех пор, пока ей разрешают жить.
У жертвы нет второго шанса. Она уже не поднимется: ей не положено подниматься. Когда ты лежишь на полу, и закрыться не получается, и ты понимаешь, что вот сейчас – он выбил тебе палец, он перебьет и перемелет тебе кости, и оно того не стоит, потому что он все равно попадает по голове, он все равно по ней попадает, папочка, пожалуйста, совсем немного, совсем недолго, только дай, дай – пожалуйста, я никуда не, мне только… когда ты не можешь дышать, потому что нос залепили сопли, и слезы катятся у тебя по лицу, и у тебя идет кровь, и ты не хочешь знать, откуда, потому что если ты не знаешь – можно думать, что это царапина, можно поверить ей, когда она говорит, что это «ничего», и чтоб ты не преувеличивал, и что так бывает, что это пройдет. Когда ты лежишь в постели, и твое тело не слушается, оно дрожит, оно протекает, как старая лодка, и воет от боли, и эта боль – она растягивает тебя и скручивает, она сжимает тебя и трясет, и ты готов на все, чтобы ее прекратить. Вот тогда ты забываешь о достоинстве. Ты забываешь о гордости. И даже о злости. И о том, что боли когда-то не было. И о том, что в твоих силах ее остановить. А стоит тебе забыть – и тебе никогда уже не удастся вспомнить. Когда ты падаешь, это насовсем. Сколько бы ты не хватал его за ноги, он не остановится. Стоит попробовать встать, получаешь лишний пинок в живот. Этот пинок превращает колени в студень, а хребет – в крошево. Ты шлепаешься вниз, как оладья с тарелки. Шлепаешься прямо ему на ботинок. И он бьет тебя снова: потому, что ты упал. Потому, что ты не смог подняться. Потому, что ты это заслужил. Потому, что он сильнее тебя – и никогда тебя за это не простит.
Женщина делает тебя слабым.
Слабость рождает жертву.
Жертва должна страдать. Она падает. Она не поднимается.
У Пейтон холодная кожа – а ее мягкое, белое тело плавится под его рукой. Он мог бы слепить из нее, что угодно. Она меняет форму. В ней останется его оттиск. По образу и подобию. Пейтон – первая, кого его подобие и образ привлекли. Она знает его так же хорошо, как саму себе. И каким-то образом – она продолжает его любить. Она думает, что он и есть – она. Она думает, что они будут едины. На веки вечные. Пока смерть не. Молния разъезжается мгновенно, ее плавная, гладкая спина выныривает из платья. Оно струится по ее бедрам. Падает на пол. Когда они занимаются любовью, Пейтон не расплетает волосы. Он их не трогает. Кажется, что они делают это впопыхах, как школьники: в родительском доме. Они оба по-прежнему живут с родителями. Они не далеко от школьников ушли. Если ее семья узнает. Если его мать узнает. Если их увидят. Он понятия не имеет, что будет. Он знает, что не станет проверять. Почему Пейтон любит его? Стоит ли ему любить Пейтон? Отражение в зеркале не должно нравиться: оно напоминает о том, кто ты. О том, что тебе не сбежать. Не перевоплотиться. Не переродиться. Ты обречен быть собой: таким, каким был вчера. Таким, каким стал когда-то. На веки вечные. Пока смерть не. Тебе не удастся подняться. Пейтон прижимает его голову к своей большой, прохладной груди. Пейтон гладит его по волосам, и отчаянье в ее взгляде - так заразительно. Она правда верит, что ты спасешь ее. Она хочет, чтобы ты верил: вы спасете друг друга. Они обвивает тебя, и ты проваливаешься: глубоко. Крошки от печенья тонут в молоке, ты растворяешься в женщине, а она – в тебе. Вы дышите одновременно и двигаетесь точно в такт. Она обшаривает твое оголенное тело и забирает все, что ты надеялся спрятать. Как слепые читают на ощупь книги, она читает тебя. Ее жалость заманчива. Ее доброта почетна. Ее нежность невыносима. Ты ищешь ее рядом с собой, когда она уходит, и забываешь, за что себя ругать: там много уже ей досталось, так часто ты был небрежен, и с тем, что она знает, она не расстанется никогда.
Женщина делает тебя слабым.
Слабость рождает жертву.
Жертва должна страдать.
Если она знает, что тебя можно ударить, однажды она это сделает. Потому, что может. Потому, что так устроен мир. Если кто-то узнает, что можно бить по ней, этим кончится слишком быстро. Это не заживет. Не важно, любил ли он Пейтон.
Допустим, любил.
Конечно, любил.
Она целует его в левую щеку, а потом – в правую, прежде чем прижаться губами к его губам.
Женщина делает тебя слабым.
Слабость рождает жертву.
Жертва должна страдать.
Лежа в своей старой детской, на узкой кровати, где они помещаются, только обнявшись, Пейтон рассказывает о юбке, которую носила в младшей школе. Об открытке с блестками, которую сделала для отца. О том, что мама казалась волшебницей. О том, как она умерла. Он завидует ей. Когда он убирает прядь волос с ее лба, Пейтон закрывает глаза.

URL
Комментарии
2013-11-04 в 03:24 

лейбовиц
грешники в аду хотят воды со льдом
потрясающе. унес в дневник и вк.

   

World capital of sisterfucking

главная