Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
13:01 

Sandra-hunta
- Большинство привидений – не злые.
Объясняет Сай, когда они сидят в подвале, на пыльном полу, и ждут, пока уберутся риэлтор с клиентами.
- Чтобы замыслить зло, нужно уметь строить планы, а у них не то, чтобы вообще есть башка. Сознание. Они «не ведают, что творят»: и чем призрак злее, тем он хаотичнее.
Зло приходит не тогда, когда ты впускаешь его. Не тогда, когда наступает время покарать тебя за твои грехи. Чем быстрее человек бежит, чем дальше он стремится быть от боли, жестокости, смерти, грязи…
- Чем упорней он засовывает это в подпол – тем больше вероятность, что оно уебет его по голове.
Призраки приходят тогда, когда их пытаются забыть.
- Там, где стенки до сих пор в кровище, и дом зарастает плющом, а люди обходят его стороной, вообще никогда никто не живет. Скорбь полна.
Совсем другое дело – когда спешно зарывают трупы.
- Банк забирает дом – или наследники продают его: тоже банку, городу, тому, кто первым прискачет на жареное. Люди не хотят трогать тухлое мясо, они не будут продавать его сами.
Потом приходят уборщики. Потом делается ремонт. За умеренную плату, страшилки из сети опускаются на третью страницу поиска. И в дом въезжает счастливая семья.
- Вот тогда они возвращаются. И они в ярости.
Этим летом, они живут в брошенном доме, который продать не удается. Из крана в ванной на втором этаже то и дело течет кровь, женщина висит под потолком, и ветер поднимает край ее рубашки. Маленький мальчик, которого она задушила, играл в кубике на крыльце, и теперь Сай раскладывает их для него. Сай ему нравится. Иногда мальчик приходит Эверетту, но у них дела не ладятся.
Сай видит так много мертвецов, что перестает чувствовать разницу. В кинотеатре он заговаривает не с кассиршей, а с самоубийцей времен депрессии, который стоит у нее за спиной. Его не взяли на стройку, рассказывает Сай. Его не взяли на стройку – на нем закончился набор, а он весь день простоял в очереди и не мог вернуться к жене пустой. Он отошел на три шага, а потом вернулся. Отнял у охранника револьвер и прострелил себе голову.
Эверетт давно не удивляется, он привык. Трудно поверить, что теперь он действительно спокоен – и ему не нужно притворяться. Когда они гуляют вечером, в Чикаго – не нашлось свободных номеров, девчонка перепутала бронь в мотеле, - ему кажется, что что-то не так с городом, но он не оглядывается по сторонам. Старинный трамвайчик заходит за угол, и Эверетт говорит:
- Ну надо же.
Показывает на него рукой, а Сай отвечает:
- Не говори. Где мы? Году в сорок седьмом?
Сорок седьмой год кончается через квартал. Эверетт видит огни – и окна во всю стену, стеклянную глыбу, там, где было пустое и дымное небо.
В Детроите, он краем глаза замечает девушку с разорванным ртом. Яркая, празднично-красная кровь заливает ей грудь. Ее руки раскинуты. Изображение настолько реально, что кажется, к ней можно прикоснуться. Когда он поворачивает голову, девушки на стене нет: ни настоящей, ни нарисованной. Только переломанные буквы графити.
Иногда им встречаются люди прямиком из видений Сая. Старичок с собакой переходит дорогу, семенит вперед, Эверетт не успевает остановиться – и проходит сквозь него.
- Смотри на походку.
Советует Сай.
- Это все их воспоминания – о них самих. Никто не помнит свой походняк таким, каким он был: это как твой реальный голос – и голос, который слышишь ты сам. Они вообще не помнят, как шли. Поэтому все как будто скользят вперед – и точно по прямой.
В Лас-Вегасе, они разбирают вещи, и Эверетт улыбается, когда думает о том, что теперь у них один чемодан. От софитов быстро потеет лицо, Сай курирует монтаж сцены. Набирают «готовых» зрителей. Не договорив с инженером, Сай поднимается на трибуну и идет к женщине. Он садится на корточки у ее ног и говорит:
- Здравствуй, пацан.
Сай говорит:
- Слушай, она наверняка тебя очень любит, но разве бы мама хотела, чтобы ты повсюду ходил за ней и был грустный?
Он поднимает на женщину взгляд, и она дрожит, а координатор замерла с планшетом в руке, и публика на них таращится.
- Мэм, у Вас там сидит ребенок. Лет десять, правильно? Он держит Вас за юбку.
Сай трет переносицу и встает в полный рост.
- Может, он у Вас потерялся – и что-то случилось, или Вы его забыли где-то… в общем, ему очень нужно к маме, и он не уйдет. Бывает так, что хорошего выхода нет, извините.
Ее муж подлетает к Саю и толкает его в грудь. Сай летит назад, через ряды кресел, и Эверетт бросается вперед, а координатор кого-то вызывает по рации, и мужчину сгребает охрана, а лицо женщины – неподвижно, и вдруг у нее из глаза начинают бить слезы.
- Не смей мучать мою жену, ублюдок!
Сай лежит на сиденьях, во втором ряду, и не шевелится. Когда Эверетт подлетает к нему, он тихо говорит:
- По-моему, рука сломана. Сможешь сделать?
И Эверетт постарается. Рука не шея. И он видит Сая на самом деле, Сай все еще здесь.

URL
Комментарии
2013-09-10 в 19:08 

лейбовиц
грешники в аду хотят воды со льдом
настоящее кровавое волшебство.
я вас обожаю. спасибо за это.

   

World capital of sisterfucking

главная