• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: мое, мой дом был пуст (список заголовков)
07:08 

На самом, самом деле

Название: На самом, самом деле
Пейринг: Ежи/Эдам
Для Ella

читать дальше

@темы: мое, мой дом был пуст

18:50 

Мой дом был пуст...

читать дальше
запись создана: 26.12.2009 в 22:24

@темы: мое, Мой дом был пуст

00:23 

Мой дом был пуст...

18:30 

Варшавская сказка.

01:21 

Ежи-Эдам, маленькое мини.

Ежи прочистит горло, выпьет воды из мутного стакана и два часа будет говорить про коммунизм. Потом он сойдет с трибуны, тихо выйдет через черных ход, доберется до дома и попросит:
- Дай водки.
Сам не нальет, а подождет, пока Эдам достанет ему рюмку и графин. Выпьет и зажмурится. И попросит:
- Еще.
Потому что от водки Ежи давно не пьянеет, и хочется ему не напиться, а показать, что он пьет. Показать, что он всему этому совсем не рад, что ему плохо, что он в отчаянье. Эдам нальет. Эдам, конечно, поймет, о чем идет речь, но утешать его не будет, а будет его поить, потому утешать Ежи Эдам устал. Через пять лет, когда жизнь станет легче и светлее, Ежи будет подниматься из-за стола, стучать вилкой по точно такому же мутному стакану и короче, живее говорить о свободном голосе и судьбе Польши. А потом он точно так же будет возвращаться домой – или дом будет возвращаться к нему, гости схлынут, музыка затихнет, останется только кавардак и мусор, и его прежняя квартира. Ежи сядет и попросит:
- Дай водки.
И Эдам даст. Эдам сядет рядом и осторожно положит голову ему на плечо, опустит ресницы и медленно вдохнет его запах, запах его пота, папирос, спирта и книжной пыли. Если им повезет, Ежи обнимет его – не смело, потому что рядом окно и свет так некстати включен. И они не станут говорить об этом, но оба будут знать, что теперь так же опасно говорить о коммунизме, как раньше – о судьбе Польше, и если когда-нибудь после станет правильным говорить о них, не говорить о себе они уже не смогут. Утром придется вставать, чтобы снова хитрить с собой и дурачить себя, договариваться с собой и делать правильные вещи. А ночью, под одеялом, с выключенным светом, с задернутыми шторами. Ежи будет любить его: так, чтобы не только соседи, но даже они сами не могли сказать с уверенностью, было это или не было.
Утром воскресенья, вернувшись из церкви, Эдам будет ловить волну «Керолайн» - двадцать два поворота в поисках Rolling Stones, он даже хотел так назвать статью, - а наткнется на утесовский «Случайный вальс». Это будет страшно: как «Лили Марлен» после воздушной тревоги, но он не станет переключать. Ему даже захочется подпеть. Он выглянет в коридор, чтобы поскрестись к Ежи, но Ежи выйдет ему на встречу. Они будут танцевать вальс: все пару кругов, а потом Эдам упадет на диван. Притворяться, что они не знают этого языка, притворяться, что они не помают, о чем песня, будет бессмысленно. Они будут слушать ее и запомнят ее наизусть, а когда она кончится, они почувствуют себя одинокими. Через пару дней, когда Эдам на приеме будет рассеянно напевать ее, высматривая на длинном столе постную еду, какой-то взвинченный мальчишка сгребет его за грудки и начнет орать. Спасать его бросится Даниэль: тоже достаточно молодой, горячий и глупый, чтобы лезть в такие дела. В благодарность, Эдам пригласит его вместе сыграть. Смущенно помявшись, покраснев пятнами, Даниэль признается:
- У меня пальцы… с пальцами беда.
А Эдам возьмет его руку в свои. У Даниэля крупные, сильные руки, большие ладони, и Эдам будет держаться за них столько, сколько позволит ситуация. Он скажет:
- Ну что ты. Ничего страшного.
Он улыбнется, и Даниэль просияет. Дуэт для скрипки и окарины Эдам напишет, сидя в шкафу и запершись изнутри. Он даже успеет его исполнить. Он даже успеет его записать вместе с Даниэлем, в студии с окнами, выходящими на рыночную площадь. А потом Эдама не станет.

@темы: мое, Мой дом был пуст

01:44 

"Мой дом был пуст...", макси, R, Польша. Пробный шар.

World capital of sisterfucking

главная