• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: for silver and gold (список заголовков)
01:02 

Black sails, из police!au

С ним был слабее - и не хотел прощать ему этой слабости. Слабость была не в волнении сердца, не в легковерности, не в том, что позволял собой вертеть: за этим следил, тщательно. Может быть, слишком тщательно, до совершенно сумасшедших обвинений, до ненужных, досадных сор, о которых жалел, которые сводили к пустрму звуку, к холостой вспышке все главные, реальные сомнения и упреки. Изводил себя. Изводил бы его - и очень быстро привел бы к разрыву, если бы все было взаправду, если бы в силах был его задеть. Не было. Не был. Об этом помнил, ежесекундно. И - потому, что помнил, - слабость питалась даже не похотью. Джон открывал окно, курил на карниз, впускал в квартиру холодный смог и железный лязг, внизу вывозили баки, упругие кудри падали на смуглую, будто бы грязную шею, и вспоминался вкус его кожи, и на губах было чувство - как будто уже поцеловал его, только что, и сохло во рту. Тонул в поту, и безмерным, непознаваемым казалось его тело, когда переливались друг в друга, и простыня сбивалась с матраса, и опрокидывался назад, без конца, и широкая грудь, свободный вдох, безумие открытой, изобильной плоти, был пойман в его запахе, - но даже тогда не забывал: все это - изнеоткуда в никуда, все это - жвачка вместо пищи, дорожка в спорт-зале вместо доброго пути, пустая блажь двух незнакомцев, которые не-станут ближе. Нет, слабость была не в Джоне, не в в любви, не в ошибках любви - любви не было, и, может, поэтому было особенно трудно себе разрешить. Слабость была в том, что - забывшись - за Джоном следом, начинал вдруг смотреть и видеть, как Джон. Хотеть, как Джон. Жить, как он. Слабость была в горячей, приятной еде, и в крепком сне, даже если хватило бы сил не спать, в том, как отмечались мелочи, прикосновения, поблажки телу, в крепком замке на двери, в свободном вечере, в Стоунз по радио, в хорошей книге, в безличном - пускай, безличном, - тепле, в возвращенном желании, в том, что этого вдруг становилось достаточно. И ловил себя на этом - как дезертира. И смертельно боялся, что однажды не удастся вернуть себя в строй. Сам себе не верил. Сам себя презирал. Сам себя по тихоньку начинал ненавидеть - за удары по рукам, за неминуемое возвращение в сырой окоп, на бесконечную войну.
Невозможно было - простить ему.

@темы: For silver and gold

02:10 

Police AU

Ему нужно есть.
И ему нужно спать.
Ему нужно каждый день подниматься с постели и выходить за дверь. И чувствовать себя сильным. И храбрым. И непобедимым.
Ему нужно быть занозой в заднице и костью в горле. Ему нужно срывать сделки, и рушить чужие планы, и заканчивать чужие игры.
"Капитан Флинт" - детективы, и патрульные, и зеваки, и репортеры, все они расступаются в стороны, когда он приходит, и потише дышат, и ловят каждое его слово.
В его глазах - столько чистой, неприкрытой нужды, столько яростной, настойчивой потребности, что нет ни воли, ни причин ему отказывать.
Ты поил бы его своей кровью.
Ты сцеживал бы свои сны в его неподъемную голову. Ты держал бы его у себя под рукой, чтобы он не попал в беду.
"Да, Джеймс", "Как скажешь, Джеймс", "Конечно, Джеймс".
Когда он приходит, ты распахиваешь объятия, ты ложишься на спину, ты берешь его в свою постель, Он глотает тебя живьем, он сожрет тебя раньше, чем ты успеешь испугаться, давно - это ты знаешь - очень давно, вы перешли границу, за которой ты еще мог бы остановить его.
И все же - когда ты оглядываешься на него, когда прикидываешь, все ли, что он сказал, Джеймс имел в виду, все ли, что Джеймс имел в виду, он сказал тебе. Когда он засыпает, уткнувшись лицом в твои кудри - на его подушке. Когда ты целуешь неровный шрам на его указательном пальце, и он закрывает глаза, и не решается открыть, пока твои влажные губы касаются его кожи. Когда он смотрит на тебя - думая, что ты не видишь. Когда он говорит тебе: "Однажды...", "Сегодня..." и "Ты знаешь...". Когда он выдает чужие истории за свои, и свои - за чужие, пересказывает тебе книги, перевирает твои мыслси. Когда он пускает слюни тебе в плечо, и ты понимаешь, что тебе не хватит сил от этого отказаться. Тебе вдруг открывается, неожиданно и ожидаемо, что вы - герои истории, где никто никого никогда не любил. Но если так - ваша не-любовь не хуже любой другой.

@темы: For silver and gold

20:16 

Пересматривала "Черного Лебедя" и кумекала над идеей, которую мимо ходом - как обычно - набросила Чарли.
"А никто у вас там еще не писал аушку, где Сильвер - чей-нибудь Тайлер Дердон?"
Чарли имела в виду - либо Флинта, или Болли.
Насчет Билли не знаю, но с Флинтом расклад Тайлера Дердона (или, что более вероятно, "Лебедя") вышел бы наура.
Пока Флинт молча тянет лямку, мрачно пьет, держит удар и десять лет оплакивает Томаса, Джон задорно ебется, радуется жизни, когда есть, чему радоваться, ноет, когда радоваться ему мешают, орет, когда его бьют, пугается, когда творится страшное, улыбается, потому что почему нет, и кладет хуи на то, что о нем думают все вокруг. Он как Лили для Нины. Ему можно все, что Флинту - Флинтом - запрещено, он умудряется не падать на днище, делая все, что в глазах Флинта должно лишать человека уважения окружающих, он очень хорош в простых радостях - которые Флинт для себя заблокировал, он вообще не чувствует ни вины, ни стыда, которые Флинта сжирают заживо.
Плюс, есть несколько эпизодов и несколько моментов, которые прямо-таки орут о том, что, Сильвер действительно МОГ БЫ быть его второй личностью.
- Флинт несколько месяцев отчаянно искал маршрут. До этого он провел в Нассау десять лет. Несмотря на все усилия, потери, упорство и тяготы, он не продвинулся ни на шаг. Это его невероятный, золотой шанс, и другого не будет. И он ускользает раз за разом. Когда он наконец обрушивается на Флинта - и возможность воплотить план Томаса в жизнь и жахнуть из крупного калибра становится реальной, материализуется Джон. (Да-да, один в один: Нина получает роль)
- В ту же степь: Флинт ДЕСЯТЬ ЛЕТ бьется об лед. И все равно люди ему не верят, и все равно его положение каждый день висит на волоске, и все равно он не смог ни в чем никого убедить и никому ничего продать. Когда Джон во втором сезоне берется за команду, ему требуются десять дней, чтобы она начала есть у него с руки.
- Сцена с Ренделом, когда Флинт пытается вытащить Рендела, и из ситуации нет хорошего выхода: либо бросить Рендела под кораблем, либо погибнуть обоим. Джон подбегает, Джон бросает тесак, Джон убегает. Был ли там Джон?
- Сцена перед захватом испанского корабля. "Мне нужны добровольцы". Джон поднимает руку. Флинт кроет его хуями, когда они остаются наедине. Очень легко представить, что никто просто не поднял руку: и Флинт пошел захватывать судно один. Но не один.
- "Я правильно полагаю, что, когда вы говорили, что отправитесь на берег, вы имели в виду меня?" - говорит Джон, который все это время присутствовал в каюте, заговорил только после ухода всех остальных и, натурально, "выходит вперед" вместо Флинта, когда Флинт не может.
Точно также Джон продает команде идею о Чарльзтауне. Не капитан, а он посвящает их в план, который капитан придумал - и который наконец-то должен все изменить.
И на закуску:
- Джон никогда не взаимодействует с Мирандой. Он даже в одной комнате с ней никогда не находится, включая время на корабле. Единственный раз, когда они столкнулись, Флинт выходил от нее, она выглядела настороженной, а Джон очень неодобрительно смотрел из-за нее на Флинта. Что, если Джона не существует? Просто Миранда возвращает Флинта в здравое сознание и прошлую жизнь, а Флинт подсознательно чувствует, что если она узнает о существовании Джона, что-то пойдет не так, и хранит свой секрет.
- Джон теряет ногу, когда погибает Мирнада. Кадр Флинта, смотрящего на Чарльзтаун в огне, прямо монтируются с Джоном, которому делают ампутацию. Пока Флинт молчит, Джон исходит криком. Пока часть Флинта умирает, часть Джона в прямом смысле отрезают с мясом. Что, если все это только в его голове?

(я ни в какой момент, естественно, не подразумеваю, что это ЗАЛОЖЕНО в каноне. Но фантазия любопытная)

@темы: For silver and gold

05:04 

Название: Just crumbs
Фандом: Black Sails, Черные Паруса
Пейринг: Джеймс Флинт/Джон Сильвер
Рейтинг: NC-17
Размер: мини
Статус: закончено

читать дальше

@темы: For silver and gold

03:19 

Я ни хуя не смог решить сложную экономическую задачу по переводу пиастр в фунты (исходя из вводной, что 1900 реалов - это 51 фунт, а в пиастре 8 реалов), поэтому я просто поверил нумизмату с русского форума, который испанский серебряный талер (тот же пиастр) приравнял к немецкому, и пересчитала золото Урки по этому курсу. Получилось 312 тысяч 500 фунтов стерлингов, с хвостами и погрешностью. И мне полегчало, потому что, хотя итог вероятно ошибочен, он позволяет примерно оценить разницу в валютах и сопутствующий выхлоп в барыше. 312 тысяч, на команду по крайней мере в сотню (а может быть и в две сотни) человек. При условии, что Флинт хотел отхуйнуть половину и вложить в оборону и развитие Нассау. При условии, что Джон забрал две. Неплохо так Джон забрал.
А при условии, что от сделки за продажу страницы они с Макс должны были получить 5 тысяч пиастр на двоих, то есть 312 фунтов 50 пенсов на двоих, то есть 156 фунтов 25 пенсов на хитрое рыльце, Джон забрал совсем неплохо. Особенно это становится очевидно, когда, например, Макс говорит о том, что эти 156 фунтов 25 пенсов навсегда освободят ее от Нунана и позволят начать принципиально другую жизнь.

@темы: For silver and gold

02:00 

Пищевая цепочка Нассау, в моем скромном понимании

В интеллектуальном плане. Во всех остальных планах влияние в Нассау перераспределяется мгновенно и под воздействием могучей тучи факторов.
1. Джек Рекхем/Джон Сильвер. Это не пейринг, косая черта указывает, что они честно делят первое место.
Оба вынуждены хорошо разбираться в людях (Джону это удается чуть лучше). Оба сильные тактики, оба короли выживания в крайне враждебной среде, оба по этому поводу умеют находить в ловушке самые неожиданные ходы и выходы. Оба неплохие стратеги (Джек лучше, Джон более хаотичен и крайне редко создает стабильные ситуации: то есть у него так и так все меняется слишком быстро, чтобы строить подробные ступенчатые планы). Джек дольше существует внутри местных порядков и местной иерархии, поэтому ему труднее представить, как можно их перевернуть к своей выгоде - или как просто на них положить. Джон хуже контролирует свои аппетиты, поэтому чаще внезапно оказывается посреди большой лужи с говном. Но оба они успешно выбираются из таких луж, в которых остальные утопились бы.
2. Джеймс Флинт.
Сильно хуже разбирается в конкретных людях, не дает себе труда в них разобраться, давит собственные эмоции - поэтому слабее считывает чужие. То есть завести двести человек, которых он представляет поверхностно и как общее целое, капитан может. Всерьез и надолго взять за яйца кого-то конкретного - уже нет. Поэтому в манипуляции Флинт поверхностен и она всегда краткосрочна. Управлять другими ему тяжело, у него "управление" со сто процентной гарантией рано или поздно кончается открытым конфликтом, где либо он переломит, либо его. Люди не хотят, чтобы их ломали, Флинт не может позволить, чтобы его нагнули, в итоге постоянная революционная ситуация на корабле, любой партнер превращается во врага, любые близкие отношения с живыми людьми находятся на грани непоправимого разрыва. Выживает он во всей этой красоте за счет того, что:
- прекрасно разбирается в своем деле.
- харизматик.
- что немаловажно, просто отлично формулирующий свои мысли мужик и хороший рассказчик.
- блестящий тактик.
- также, как Джон и Джек, умеет находить неожиданные входы и выходы внутри любой ситуации, но если ими руководит в первую очередь инстинкт выживания - и они выход начинают искать всегда и мгновенно, у Флинта почти всегда крайне велико искушение сдаться и позволить ситуации себя раздавить (арест Джеймса, после которого он-таки буквально не оправился и не вернулся к действию, а покинул Англию и только потом "очнулся", да так, что до сих пор не может остановиться. Смерть Гейтса, после которой он не поднялся бы, если Сильвер его не растолкал. Приговор от команды, после которого он готов был послать все к черту и быть повешенным, но потом релоднулся уже без посторонней помощи, арест в Чарльзтауне после смерти Миранды, когда он снова готов был умереть, но приперся Уэйн и Джеймс решил, что лучше пусть умрут все остальные). Все это, естественно, говорит не о том, что у Флинта меньше "шансов на победу", чем у Сильвера, а о том, что после определенного потрясения или потери для него "победа" бессмысленна, и душевно Флинт вымотан до последнего предела, так, что в определенных ситуациях любой конец кажется желанной передышкой, - а для Джона вечеринка продолжается, пока он дышит.
3. Мистер Скотт/Хел Гейтс.
Оба крайне проницательны и внимательны к деталям, оба хорошо ориентируются в законах порта, функционально решают задачи, видят ситуацию с разных сторон и обладают пытливым умом, но никогда не выходят за рамки чужих правил: даже не потому, что им не хватает смелости или у них настолько сильные принципы, а потому, что так их голова в принципе не работает.
4. Макс.
В силу очень уязвимого положения, Макс чемпион в том, чтобы "рулить с заднего сидения". Это ее самая сильная и самая слабая сторона. Из всех героев, Макс изобретает наиболее сложные схемы для достижения своих целей. Она наиболее манипулятивна, потому что для нее это действительно единственный способ отстоять свои интересы и контролировать процесс. Поскольку других рычагов давления, кроме секса, у Макс нет, она делает основную ставку на него. И тут срабатывает слабая сторона, потому что Макс просто не может признать, что манипуляция и секс не всегда работают. Такое признание означает, что в реальности она не может гарантировать себе безопасность и у нее нет никакого ультимативного оружия против враждебного мира. Эта мысль по понятным причинам Макс очень не нравится, поэтому Макс каждый раз ее заглушает. А как только ты начинаешь отрицать часть реальности вместо того, чтобы принимать ее в расчет, она приходит и уебывает тебя по голове. Ни с Чарльзом Уэйном, ни с его командой, например, рычаги Макс просто не работают, и она оказывается к этому абсолютно не готова. Во многом - хотя Энн Бонни и легла в ее постель - они не работают и с Энн. Безусловно, не работают с Джеком. Что-то мне подсказывает, что ко второму сезону они не работают и с Сильвером, так что с золотом он свою будущую супругу скорее всего наебет.
5. Энн Бонни. На пол-ступеньки ниже - Чарльз Уэйн.
Оба достаточно хорошо понимают, что они недостаточно умны. Чарльз старается не говорить об этом вслух, еще он старается делать вид, что это не важно, но мысль о том, что он не самый толковый мальчик в классе, присутствует в его голове: в достаточной мере, чтобы, например, взять себе толкового квартирмейстана, совершенно не отвечающего основным ценностям самого Чарльза. Пока Джек оставался на этом месте, Чарльз даже большую часть времени его слушал, опять же, даже если советы шли вразрез с желаниями и соображениями самого Чарльза. Энн, в отличие от него, знает совершенно отчетливо, что она не самая умная девочка в классе, и признает это вполне открыто. Когда Энн пытается донести свои соображения, она высказывает целиком всю цепочку движения своей мысли, чтобы точно нигде не было дырки и все доводы были ясны. В это время можно услышать, как поворачиваются шестеренки в ее голове, но несмотря на тяжелый труд, которого от Энн трубет самостоятельное мышление, она как правило справляется с поставленной задачей. Она даже успевает подумать и прийти к человечным, разумным выводам. Правда, как правило, после бойни или разъеба ("арест" Макс, резня в борделе). Энн легко принимает мысль о том, что люди вокруг (и особенно Джек) умнее нее, и без проблем следует их планам и соображениям, но при этом у нее есть свой вменяемый и довольно четкий компас, определяющий, не хуйней ли они все здесь заняты. Пусть Энн не часто понимает, "как", но у нее очень мудрое чутье касательно ответа на вопрос "что".
6. Элеонор Гатри/Миранда Барлоу.
Хотя Элеонор лучше образована, умеет поддержать дискуссию, не лезет за словом в карман и время от времени решительно берется за простые ходы на благо своего дела, в основном ее поступки в обоих сезонах носят характер "ебать, что же я делаю?!". При ближайшем рассмотрении, Элеонор не выиграла ни одной большой битвы из тех, что сама затеяла, и не решила ни одной проблемы, хотя и очень громко кричала о том, что она правит Нассау и чужая помощь ей ни к чему. Более того, нельзя сказать, что Элеонор сознательно заставила кого-то другого решить ее проблемы, как это делают Сильвер, Макс или Флинт. В сущности, либо ее проблемы решаются случайно, потому что кто-то кроме нее - и отдельно от нее, по отдельным, собственным причинам, - заинтересован в том, чтобы их решить, либо эти проблемы решает Чарльз Уэйн, поскольку в действительности Элеонор является всем тем, чем отчаянно хочет не быть. Она много выебывается и вляпывается в дерьмо - кричит о том, что она независимая сильная женщина и со всем справится - ни с чем не справляется - приходит мужик и все разруливает: именно теми методами, которые она охаивала, - она в благодарность ему дает, - мы заходим на новый круг, с теми же воплями про независимую сильную женщину, без каких бы то ни было изменений в стратегии и вообще полезного опыта. Собственно, ровно поэтому на наших глазах все это плохо кончилось. И я не о том, что Элеонор должна была сложить корону Нассау и начать сосать у Уэйна. Я о том, что, пережив кризис, она могла залатать дыры в своей операции, поумерить излишние выебоны и поискать дополнительные рычаги влияния: коль скоро ей их явно не хватило в предыдущий кризис. Однако этого не случилось. В отличие от Энн Бонни, которая, пожалуй, считает себя глупее, чем она есть, Элеонор уверена, что она гораздо умнее, чем дело обстоит в действительности.
Та же история с Мирандой. При очень громкой, страстной и безудержной свободе выражения, у нее напрочь отсутствует во-первых - минимальная последовательность в ее взглядах и претензиях, во-вторых - способность отвечать за свои поступки. Каждый раз любой ответ противоположной стороны на ее слова и действия становится для Миранды шоком. Она никогда не готова к последствиям. И речь не о том, чтобы эти последствия считать справедливыми и уместными: можно готовиться въебать этим последствиям прикладом, но к чему-то готовиться все-таки нужно. Миранда не готовится. В основе ее личности лежит мысль о том, что или до нее не дотянутся - или расхлебывать будет кто-то другой. Ее представление о собственной неуязвимости, естественно, превратно, поэтому пиздец время от времени приходит, и когда он приходит - Миранда как правило меняет курс на сто восемьдесят градусов и мгновенно бросает все силы на собственное спасение: если успевает. В каждом конкретном ее убеждении отсутствует основание - но присутствует истерическая пламенная убежденность. При ближайшем рассмотрении, каждое следующее ее пламенное выступление так или иначе опровергает и предыдущее, и последующее. При этом в каждой критической ситуации Миранда действует, не считаясь ни с одной из других вовлеченных сторон, будь это Джеймс или Томас. Она принимает решения, последствия которого лягут на всех (роман с Джеймсом, отъезд из Англии), она успешно держит эти решения в секрете и лишает другую сторону возможности сделать свой собственный выбор (побег Гатри, письмо о помиловании, догадка о часах - которая пришла к ней ДО ужина и которую она не стала озвучивать Флинту в ответ на прямой вопрос).
7. Билли.
My sweet summer child.
По стечению обстоятельств, все крупные игроки в ситуации, куда Билли попал не по своей воле, гораздо умнее него. При этом все они не самые приятные ребята и не шибко хотят Билли добра: в лучшем случае, его жизнь для них - возможная жертва, как для Флинта, в худшем - они не против его сожрать. Поскольку Билли молод и очень недавно попал в большой разъеб (потому что одно дело - пиратство, а другое дело - скандалы, интриги, расследования, которые начались с появления Урки на горизонте), он пока не уяснил, насколько сильное преимущество имеют на ним участники событий и чего оно может ему стоить. Если Билли будет делать правильные выводы и долго проживет, вероятно, вырастет в Энн Бонни.

@темы: For silver and gold

20:23 





@темы: For silver and gold

11:58 

Паруса, третий сезон

Надо сказать, несмотря на грусть, печаль и бороду в инстаграме Люка Арнольда, мне скорее нравится новый Сильвер.

Пожалуй, больше, чем новый Флинт.

И да, я уже хочу историю про шторм. В первом сезоне он обошелся Моржу до неприличия легко.

@темы: For silver and gold

21:28 

Вдали от берега

- Когда я был ребенком, я часто болел.
Джеймс не хочет его слушать: слушать Сильвера - тяжелая, изнурительная работа, это почетная работа, тренировка по фехтованию - с хорошим партнером, маленькое напоминание, что рядом всегда есть кто-то опаснее и быстрее тебя. Джеймс привык к ней. Иногда, она ему в радость. Чаще - он заставляет себя в это верить, надеясь, что Сильвер поверит тоже. Но сейчас Джеймс к ней не готов.
- Я мог лежать в жару два, три дня, неделю - и он не спадал. Мама научила меня не бояться жара: я либо умер бы, либо нет, какой прок бояться.
- И она тебе это сказала?
- Нет, я сам себе это сказал. Когда немного подрос. Не важно. Она рассказала мне, что озноб... холод... это время, когда твое тело умирает. Готовится умереть. Как будто ты медленно погружаешься на дно. Обездвиженный. Оглушенный. Беспомощный. И ты знаешь, что тебе не выбраться.
Когда вы тонули в открытом море - кто, как вы думаете, вытащил вас на берег?
- Но это не все. Потому что когда твоя кровь остановится, и руки похолодеют, и ты послушно согласишься, что хватит - значит хватит. Внутри тебя вспыхнет искра, как от хорошего удара по кремню.
Джон убрал липкие, грязные волосы с его лба. Вытер ему лицо.
- И твое тело вспыхнет.
Джон по-прежнему был Джон, и каждый звук ранил ухо, и так болела раскаленная голова, и камни трескались, и сухие губы заносило песком, и Джеймс больше помнил его, чем мог разглядеть, хотя лампа горела - горела совсем близко. Но если бы он замолчал, Джеймс остался бы здесь один.
- Все рыбы в море соберутся посмотреть.
Джеймс улыбнулся. Не потому, что ему нравился Сильвер, хотя, представив его мальчишкой, Джеймс почувствовал нездешнюю, смутную нежность. Нет, Джон по-прежнему был Джон. Но эта женщина. Которая рассказывала истории про рыб больному мальчику. Она Джеймсу понравилась. Наверное, его мать была бы такой же. Джеймс знал, что она была бы такой. Она бы держала его на руках, и из ее груди в его прорастала бы быстрая, гибкая, бессмертная лоза, и ее любовь жила бы внутри него. Всегда. Она и так жила внутри него. Но вспомнить ее он не мог: Джеймс ни разу ее не видел.
- Говоришь, все рыбы до одной?
- Так точно. Они в своем океане никогда ничего подобного не видели. И вот они поплывут на свет. И ты будешь гореть. И вода закипит, но не сварит тебя живьем. Ты будешь гореть, а вода - кипеть, пока море не высохнет, и ты не уйдешь на своих двоих: в любую сторону.
- А рыбы, выходит, зажарятся?
- И корабли встанут. И все матросы пойдут по домам. И у каждого будет горячий обед.
- Твой отец был матросом?
- Кем-то он точно был. Мама любила морские истории. Наверное, ей хотелось бы, чтоб это был моряк... или не хотелось бы. Когда я спал - под ее постелью - и к ней приходил кто-то, кому она была рада, кровать покачивалась надо мной часами. Она говорила, что это волны. Все на свете качаются на этих волнах, и плаванье никогда не заканчивается. Как я уже говорил - мне на море плевать, если честно.
Незаметно - это он так думает - Джон забирает бутылку с постели и тушит лампу. Джеймс хочет поспорить - он не уснет, он хотел бы, но в горячке нет ни забытья, ни покоя, только бесконечные минуты скуки и помешательства. Полкорабля дрожит от малярии, им нужна стоянка, но впереди - на бесконечные, безумные минуты, часы и дни, - ни одного островка. Джеймс что-нибудь придумал бы, будь он в себе. Он что-нибудь устроил бы. Но Джеймс разбит, его голова - пуста и высушена яростным пустынным солнцем. От Джона никакого толку, для Джона карта - это просто цветная картинка, а Билли раскатан болезнью по палубе, Билли горит в лихорадке бок о бок с другими.
Билли горит.
Горит его команда.
В кипящем золоте плывет его корабль, и языки пламени ползут по мачтам.
Когда пожар стихнет - кто знает - в тихом шорохе, в полуночном плеске волн, по мягкому пеплу пройдет один Джон, и уведет судно туда, где никогда не восходит солнце.
Джеймс видит его. Видит как все плотнее и крепче его обматывает мирная пустая тишина. И прежде, чем уснуть без сновидений - Джеймс видит ее. Ее золотые волосы качаются в воздухе, среди волн, которые видит она одна. Ее руки холодны, ее тело - болезнь, агония и гибель, но ее белое платье - гордость портовой девчонки, дождавшейся своего моряка, и за ее глазами - океан, и плаванье никогда не заканчивается.

@темы: For silver and gold

01:54 

Пятница? Суббота!


Помнится, как-то раз мы с Ле Чарльзом решили, что Джон по сути своей вполне себе Барон Суббота.
Ну а хули.
Появился из неоткуда.
Пришел к Флинту именно тогда, когда тот был на грани осуществления мечты или полного провала.
Пришел на остров, когда весь порядок вещей был на грани - и нужно было только подтолкнуть.
И пришел за кораблем, на котором везли нечто, что никому и никогда не принесло добра.
Корабль разбился.
Люди погибли.
В Нассау перевороты, бунты и резня.
В "испанском море" - гражданская война.
Флинт получил все, как чему рвался, включая груз с корабля, рехнулся, разбавил "испанское море" кровью, спился и умер в горячке.
Сокровище с корабля он навсегда похоронил под землей. По какой-то причине, Джон не может выкопать его сам.
Абсолютно охуевший, полубольной, полубезумный Билли схватил карту и бежал, пока не выбился из сил.
И куда Билли прибежал, до смерти боясь новой встречи с моряком на одной ноге? В Англию, в бухту неподалеку от Бристоля, под самый бок к Джону. И что с ним случилось, когда он решился сбежать? Он умер: никто не тронул его пальцем, бедного Билли просто хватил удар. Бедного Билли, который с первого взгляда на милого улыбающегося Джона понял, что с ним что-то не так. Бедного Билли, который все видел, но не знал, как все это остановить. Бедную глупую чистую душу, которая всегда первой чувствует начало пиздеца. Бедного Билли, который просто терпеть не мог Джона - когда они встретились. И боялся его до дрожи, когда бежал от него.
А куда пришли сквайр Трелони и Джим Хоккинс, которые заполучили карту и решили отплыть на остров? Тоже прямиком к Джону. В прямом смысле слова. Они пригласили его на корабль. Точно так же, как его пригласил на корабль Гейтс в свое время: Джон никуда никогда не приходил сам, они сами открыли дверь и протянули руку. Они привезли его на остров. И снова полилась кровь. И сокровище выкопали. И повезли в Англию. И оно ни зачем не нужно Джону: имея полную возможность ограбить трюм, пока сквайр, Смолетт, Ливси и Джим были в порту, он взял всего четыреста гиней. Ему не нужно золото. Ему нужно, чтобы оно ходило по чужим рукам. И дверь в ад никогда не захлопывалась.
А еще у него беда с левой ногой - то есть у него костыль вместо трости Барона Субботы, увечье вместо легкой хромоты, но нога правильная. И у Джона есть более рациональная, более сдержанная супруга, которая в случае чего может взять его в рамки (Макс на месте Мамы Бриджит - самое оно).
А, и да. Сигара.
instagram.com/p/kMRaAyxqSy/?taken-by=scrambledl...

@темы: For silver and gold

00:53 

Пока искала материал в "Острове сокровищ", нашла вот такую приятную фразу в журнале Билли Бонса:

«У Палм-Ки» он получил все, что ему причиталось»

Чо ж теперь, Билли/Сильвер? Или отделаюсь дженом с рекой кровищи?

@темы: for silver and gold

22:05 

В саундтере к модер-АУ по Black Sails - у |Инари|, - мне попалась Bosco Placebo. Она была при гифках к Томасу и Джеймсу, но меня навела на следующую мысль. Такого расклада как-то не ждешь от американского сериала - в основном от русского села - но Джеймс-то спился. Его не повесили, не зарезали из-за золота, Джон Сильвер не поднял бунт на его корабле и не посвятил его в Робинзоны, он не погиб в бою. Он просто допился до белой горячки и на этом его история кончилась. А следом за ним спился Билли. И его история кончилась. А Джон, посмотрев на всю эту красоту, перестал пить вообще - что довольно необычно для его времени - и Израэль Хэнкс говорил ему: "Мы знаем, Джон, ты что-то вроде капеллана". Причем у меня полное ощущение, что Джон мог бы и "when I get drunk, you take me home", и бутылку разбить, и по кабакам капитана искать, как хорошая русская жена, и морду Джеймсу побить. А вот милый добрый Билли - который ни хрена в пьянстве и блядстве в оба сезона не замечен - как раз мог начать пить потому, что остановить капитана было невозможно, и это был единственный способ не оставлять его одного.

@темы: for silver and gold

02:46 

Есть одна штука, которая меня особенно радует в отношениях Билли и Джона. А именно: весь пиздец, который происходит в жизни Билли за эти два сезона, в большой мере создан руками Сильвера. И никто до сих пор не развесил за это Джону пизды.
То есть:
- В третьей серии довольный Сильвер заключает сделку с Флинтом, а недовольный Билли переживает, что не смог уговорить капитана пытать Джона (да-да-да-да, тогда еще Билли не читал пафосных речей на тему "тебя когда-нибудь пытали?" - видимо, тогда еще ни разу не пытали). Билли оставляет Джона с Рендалом и на всякий случай пару раз показывает Джону, каким отборным говнецом он его считает.
- А Джон нет. Вообще не показывает, что Билли ему не нравится. Он просто узнает у Рендела, кто из членов команды по-прежнему точит зуб на капитана.
- Приходит к Билли и показывает ему этих ребят (мило улыбаясь и объясняя, что хочет помочь с тем, чтобы обезопасить капитана)
- Провоцирует Билли на то, чтобы встретиться и поговорить с одним из чуваков.
- ПОДСЛУШИВАЕТ РАЗГОВОР.
- Рассказывает Флинту, что Билли - о ужас - говорил с одним из заговорщиков. Ночью. Тайно. О миссис Барлоу. И нет, Джон НЕ знает, с чего это вдруг Билли пошел с ним говорить. Но Джон - естественно - убежден, что Билли хочет примкнуть к заговору. Что и говорит Флинту.
- Таким образом, он провоцирует паранойю у Флинта - и делает необходимым разговор Флинта с Билли о миссис Барлоу.
- Флинт, будучи Флинтом, врет Билли о миссис Барлоу.
- Билли выседает на измену.
- Ситуация "без пяти минут пиздец" достигнута.
- Билли за бортом. Билли больше не мешает Джону радоваться новому дню.
- Ни Билли, ни Флинт не владеют полным объемом деталей - и не доверяют друг другу достаточно, чтобы поделиться друг с другом и все выяснить.
- "Абрам всех наебал", ни Флинт, ни Билли никогда не навешают Джону по шее и не знают, насколько и где он повлиял на ход событий.

@темы: for silver and gold

02:57 

Хозяин дневника уже предупреждал, что он больной уебок, так что новостью это не станет.





@темы: for silver and gold

16:27 

Мои собственные хотелки (ну а хули нет)

Пока суть да дело, составила список своих собственных "домашних радостей" в Парусах. Потихоньку буду воплощать.
- Джон, который мгновенно отрубается после секса (серьезно, Джон точно знал, что у него укатилась страница, всю дорогу не отпускал ее глазами, дело было в борделе, то есть тут ничего нельзя бросить без присмотра и никому нельзя доверять, но: я кончил - я спать, пусть весь мир подождет)
- Сильвер и Флинт вдвоем на капитанской койке. В том числе с утра, когда какой-нибудь Билли Бонс влетает в каюту.
- Окорок. Совместный сон.
- Окорок. Секс.
- Окорок. Минет. (Я знаю, что я больной уебок, это не новость)
- Собственно первый момент, когда кто-то (кто?) назвал травмированную ногу Джона окороком (ну и его заодно).
- Порка кнутом, для обоих участников любой драки на пиратском корабле. Факт. Канон.
- Джон учится драться на ножах.
- Джон сверху, Джеймс в слезах.
- Джон. Опиум.
- Джеймс и Джон. Джон расспрашивает про книжки/или все-таки читает/чтение вслух, Джон читает Джеймсу. Джон пересказывает книжки команде в корабельных новостях. "И потом этот мудак наплел, что жена ему изменяет, а она конечно не изменяла - но мужик поверил!". Вся команда в переживаниях.
- Джон. Макс. Предложение руки и сердца. Свадьба в Нассау.

@темы: for silver and gold

00:47 

Название: Ни единому слову
Авторское название: The silent words of nonexistent story
Фандом: Black Sails (Черные паруса)
Пейринг: Джеймс Флинт/Джон Сильвер, проскальзывает Джеймс Флинт/Билли Бонс
Рейтинг: NC-17
Много секса, много ангста, чуть-чуть "Джон ебется, Билли нет"
"Извинение, примечание и оговорка, чтобы прикрыть себе задницу": я попросила заявки на драбблы. Чудесная adxiii оставила заявку на "пропущенную сцену", где Флинт ловит Сильвера у камней, выясняет, что тот сжег страницу, а потом передает Сильвера Гейтсу с Билли, но начинает мучиться эротическими переживаниями насчет Джона. Я честно взялась за исполнение и пошла пересматривать смежные сцены в серии. И тут я увидела, что в сцене "доставки" Джона к Элеонор Джон прихрамывает и у него из штанов наполовину выправлена рубашка, чего в сцене у камней не наблюдалось. Тут-то все и пошло по пизде, теперь у меня есть восемь страниц порнухи, которая происходит наяву, а не в фантазиях Флинта. В свою защиту: я не мог не.


читать дальше

@темы: For silver and gold

17:32 

Никак не могу отделаться от картинки, где Джон в какой-то момент, зачитывая корабельные новости, заявляет о том, что член команды - чье имя не называется - исправно дрочит на капитана: и объект его вожделений несомненен, поскольку, вырубившись и пуская слюни, он выдает такие нежные признания в любви по адресу Джеймса Флинта, которым позавидовала бы невинная пастушка.
Вопрос только в том, схлопотал бы Джон после этого в ебло - после долгого перерыва в его новостной карьере, или Билли все-таки удержался бы.

@темы: For silver and gold

01:08 

Дорогие друзья,

Я, короче, осознал порочность путей своих. Подборка "Джон ебется, Билли - нет", это, конечно, круто и здорово, но она вся строится на том, что ситуацию мы видим глазами Билли. То есть пространства для рейтинга - меньше, а Билли-таки не ебется.
В связи с чем:
Если у кого-то есть заявки на Флинт-Сильвер и Билли-Флинт, особенно рейтинговые, милости просим. У меня впереди долгий перелет, хуйну все, что получу до середины дня.

@темы: For silver and gold

16:56 

Читаю про секс после ампутации ниже колена. Очень хочется пойти в тред и задать специфические вопросы, но, сдается мне, приличные люди с реальной проблемой примут меня за тролля.
Типа:
- Ок, лучше наложить бинт, даже если бинты по состоянию раны уже можно снять. Нужно две или три подушки/подложенная ткань, сокращающая фактор трения. А если ногу ампутировали всего неделю назад, то уже можно? В треде речь идет про полгода, насколько срок критичен?
- Ок, а когда мы говорим об опухании в первые недели, насколько сильно она опухает?
- Ок, а что, если у человека, о котором мы говорим, нет обезболивающего? Его вообще нет. Даже на моменте ампутации не было. Но все равно нужно потрахаться, поэтому в какой позе адская боль будет минимально адской?
- Ок, а что, если они на узком матрасе на досках или в гамаке? Ну, в смысле: это корабль, плюс его качает?

@темы: for silver and gold

16:46 

Джеймс Флинт


@темы: for silver and gold

World capital of sisterfucking

главная