Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: far away (список заголовков)
17:38 

Хуевых фоток ебаное время, 2




@темы: far away

17:36 

Хуевых фоток ебаное время


@темы: far away

16:42 

Бригантина поднимает паруса

Самый обычный день в Краснодаре. Старый пират пришел навестить свой корабль. Однажды корабль плыл по асфальту, но возле трактира "Барракуда" прочно сел на мель.

@темы: far away

23:37 


@темы: far away

15:03 

Стамбул



@темы: far away

11:55 

Где я был и что я видел.




@темы: far away

14:28 


Sweep slides on my stereo
Shortwave ride my rodeo
Beat came from Addis Abylon
But I'm flying to Istanbul
Oh so, why don't you come along?




Есть такие моменты - в жизни каждого из нас - когда мы смотрим на течение своих дел и, вопреки привычному, думаем: а not bad. Вот когда ты летишь на выходные в Стамбул, гоняешь чаи над Босфором, встречаешь невероятную девушку и, возвращаясь домой, читаешь новенький графический роман про Эми Блонского, это чувство приходит. Ты неприлично доволен собой и думаешь, что, в общем-то, быть тобой очень даже неплохо и где-то что-то ты сделал правильно.

Что я узнал о Стамбуле:
Он огромен. Не потому, что это большой город, Москва тоже - большой город, ЛА - большой город, Лондон - большой город. Стамбул - больше, чем жизнь. В нем слоев поболе, чем в торте "Наполеон", и цветаст он, как ковер Аладдина. Он орет, шумит, плещется, нахлестывает на тебя со всех сторон, проглатывает, не жуя. Он жадный, напористый, неуемный, но при этом кажется, что ты в Европе, а не в мусульманской стране. В одну сторону идут девчонки в леггинсах и туниках. Турчанки очень хотят быть итальяночками, так же красят волосы, так же одеваются, так же подводят глаза. Навстречу им идут девушки в платках. Все всеми довольны, ни у кого ни к кому нет вопросов. Правда, сиськи в кадре вызывают здоровый энтузиазм (день пробегала в платье, мне сказали на ходу nice tits, кто-то ко мне подкатывал, мужик отдал солнечные очки задаром, и так далее). Но мир кажется упорядоченным, устойчивым. Поток бурный - но течет в своем русле.
Старый город похож на Диснейленд, ты шляешься по большой красивой сказке.
Я жрал все, что можно было попробовать на зуб. От местного мороженого до жареных бутербродов со свежей рыбой, до пышек, которые мутят на улице, до свежей клубники, до кебаба, до миндальных пирожных, до пахлавы и местных сластей, "названия которым я не знаю". Привезла турку, буду в ней Варить. Были в магазине комиксов, теперь у меня есть грустная история семейной жизни Абоминейшена и истории про Тора и мелкого Локи.
Но це не так, чтобы важно. Важно то, что это были три дня, когда абсолютно наплевать, чем ты занят. Ты счастлив. А рядом есть кто-то, с кем можно говорить, о чем угодно, идти, куда понесет, и делать, что делается: тебе не будет скучно.

@темы: far away

16:21 

Мы верим, что наступит день,

Придет былая слава.
Мы ждем, когда откроют дверь
На стадион Динамо


Это, конечно, не про стадион Динамо, а про команду, и не про московскую, а про киевскую, но тем не менее.
У меня есть могучий спортивный пафос. Я вообще считаю, что это естественная потребность человека - ощущать единение со "своими" и "своими" гордиться. Так уж вышло, что мы живем в России. И так уж вышло, что мы постоянно делимся на своих и чужих, по любому поводу, с готовностью и с душой. Своих сограждан за Своих мы считаем редко. Мама Раша зачастую вызывает у нас больше стыда, чем гордости. Именно поэтому я верю в "советский спорт", именно поэтому я его люблю. Да, на нем бессовестно спекулируют, да, он не строит заводов, не берет города, не решает насущные проблемы. Но на короткий момент, пока идет игра, он дарит нам чувство единение. "Своих" вокруг становится вдруг гораздо больше, чем мы могли вообразить. Здоровый цинизм, нездоровая привычка говниться, недоверие, разочарование, презрение к ближнему и концентрация на собственной, особенной и значимой персоне, отступают на второй план. Два часа, пока идет футбольный матч, нет ничего важнее двадцати двух полуголых мужиков, ворот и мячика. Так происходит при любом раскладе, даже если команда посасывает. Если команда не посасывает - то мы получаем редкое чувство гордости, сопречастности, катарсиса и глубокой взаимной любви. Мы услышаны и вознаграждены. Мы смогли. Мы молодцы. Мы хотим быть нами - в эти моменты. Такое чувство целительно и необходимо: не важно, что его вызывает. Такое чувство является незаменимым элементом в жизни любой страны. Только если оно знакомо тебе, только если тебе есть, что оберегать и к чему стремиться, у тебя хватит душевных сил, желания и упрямства менять свой мир к лучшему. Только если твоя потребность в единении и гордости удовлетворена - любым способом - ты в состоянии признавать проблемы и недостатки. В противном случае, ты просто не можешь себе позволить их увидеть: они тебя разрушат - тебе нечего будет им противопоставить, и твоя честность приведет тебя к полному, непреодолимому отчаянью.
Лекарство от отчаянья статус болельщика дарит на ура. Конечно, кто-нибудь скажет, что на Руси лучше бы гордиться Достоевским и Пушкиным, Сахаровым и Солженициным, но тут есть следующий момент. Во-первых, какими бы не были амбиции художника или писателя, он все равно представляет самого себя - не страну, не Васю-читателя, не группу тех, кто Болел и Верил. На хуй он слал, давайте признаем, и тех, кто болел и верил, и тех, кто не верил и не болел, иначе бы не был он великим писателем. Он достаточно исключителен, обособлен и уникален, чтобы никому не принадлежать. Сборная города или страны принадлежит городу или стране. Отвечает перед ними. По сути, служит им. Когда побеждает она - побеждаем мы: хотя по полю нам бегать не приходится. Это во-первых. А во-вторых, любое художественное переживание - дело тихое и внутреннее, оно между Васей и тем, что это переживание ему подарил. Коллективно, в четко определенное время, мощным потоком удовольствие от хорошо написанной книжки не переживается. И от классно изобретенного пенициллина, в общем-то, тоже. Что-то сходное можно наблюдать на рок-концертах, но даже Queen или Стоунз соберут на арене только тех, кто любит Queen и Стоунз. Спортивные события национального масштаба собирают людей не потому, что футбол - или хоккей с мячом - а потом, что наши. К чему я все это? Нет, не к Олимпиаде.
Я хотела бы поговорить о стадионе "Динамо", доме советского спорта.
Он был построен в 1926 и до появления Лужников был главной спортивной ареной страны. Там продолжали играть в футбол во время Великой Отечественной войны. Там зарождался советский хоккей, на первом в СССР клочке искусственного льда. Туда приходили люди на протяжении восьмидесяти лет. Сейчас он выглядит вот так:




@темы: far away

World capital of sisterfucking

главная