Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: мое (список заголовков)
19:24 

Sleep

- Когда ты спишь – ты выглядишь испуганным.
Сэт говорит это – и знает, что Дэвид его не услышит. В последние несколько дней. Несколько недель. Дэвид спит.
Он поднимается с постели, только когда нужно доползти до сортира или до холодильника. Иногда, Сэт часами сидит у его постели, и когда Дэвид ворочается, когда он лениво перекатывается на другой бок, - Сэт вскакивает с места, у него в груди подпрыгивает сердце, и малейшего движения от Дэвида он ждет так, как ребенок ждет Санту на Рождество.
Сэт возвращается из театра и спрашивает:
- Ты в порядке?
- Угу.
Сэт спрашивает:
- Может быть, хочешь поесть?
Спрашивает:
- Может быть, сходим в кино?
Сэт. Он подбирает с пола банки из-под пива, из-под холодного чая. Он подбирает салфетки и обертки от батончиков. Он спрашивает:
- Ты спустишься вниз?
Спрашивает:
- Как насчет сходить на берег?
Иногда, Дэвид что-то невнятно ворчит в ответ – вяло и мирно. Иногда, он просто не отвечает. Шторы в его спальне задернуты, а кондиционер сломался. Нет, Дэвиду не жарко. Нет, он не хочет перебраться в другую комнату. Сэт садится на корточки, локтями упирается в матрас, Сэт заглядывает ему в лицо и спрашивает:
- Что я могу сделать для тебя?
Спрашивает:
- Чем бы тебе хотелось заняться?
Но Дэвид не поднимает веки.
Когда Сэт пытается его поцеловать, Дэвид не шевелится. Сэт прислушивается к его дыханию и убеждает себя в том, что оно настоящее, что он не выдает желаемое за действительное. Больше всего на свете Сэт боится, что за это время Дэвид успел умереть – просто он этого… не заметил.
Сэт врет ему:
- У меня премьера.
Сэт говорит:
- Ты не хочешь ее увидеть?
Он говорит:
- В овощном у дороги появилась мята. Мохито будешь?
Остров кажется обезлюдевшим, хотя идет курортный сезон и народу вокруг полно. Сэт чувствует себя так, как будто оказался… в другой плоскости. Он – по одну сторону, все остальные – по другую. И Дэвид спит, и море стучится в берег, и берегу нет до него дела, потому что берег к морю привык.
Сэт говорит:
- Эй! Давай напьемся.
Говорит:
- Эй! Хватит спать.
Говорит:
- Эй! Подвинься, я лягу рядом.
Но чувство юмора определенно ему изменяет.
Он толком не спит. Куски роли вылетают из головы. Он не может успокоиться – пожалуй, впервые в жизни. Он не может найти себе место. Чтобы привести мысли в порядок, он разгадывает кроссворды. Играет в РПГ. Заучивает абзацы. Сэт смотрит телевизор, и лицо на экране – это Дэвид. Совсем не тот, который спит теперь наверху. Пожалуй, даже не тот, кого Сэт знал.
Если бы его спросили:
- А на что надеялся?
Сэт бы ответил:
- Я был готов ко всему. Кроме того, что с нами случилось.
Дэвид теперь даже не курит. Господи Боже.
У выхода из театра, рабочий сцены толкает его – и Сэт бьет его в живот. Только по пути домой, Сэт успевает удивиться: он бы ведь никогда… никогда так не сделал. Он просто поленился бы влезать в уличную заварушку – разве не так?
Футбольный сезон, Сэт заходит в бар, чтобы узнать, какой счет, и девушка подсаживается к нему за стойку, она флиртует с ним – а потом обижается и уходит. Нет, он не игнорировал ее. Он просто ее… не заметил.
Он тоже не хочет есть. Он не хочет выпить. Он не хочет в море, не хочет идти в театр на следующий день, он не хочет работать, не хочет покурить, не хочет никого – и все-таки чувствует себя так, как будто что-то теряет. Он отчетливо помнит этот момент. Вот он застегивается, спускает воду, а в гостиной орет музыка. Два часа ночи, и Дэвид спит, но Дэвиду это не помешает. Сэт не слышит гитарные рифы, он слышит, как вода течет в бачок унитаза, и в голове у него рисуется картинка – сама собой. Эта мысль. Он мог бы взять диванную подушку, подняться наверх, спросить Дэвида – на всякий случай – не хочет ли он сдохнуть, а потом положить подушку ему на лицо и как следует прижать.
Сэт выходит из ванной, ложится на диван, берет свою роль с журнального столика. Он успевает сделать пометки – на паре-тройке страниц, прежде чем до него доходит, о чем он думал. На самом деле, ему лучше бы взять билет до Нью-Йорка, но это слишком резкое движение, и поэтому он просто уходить из дома. Он идет в бухту и спит на песке. Они хотели сделать это вместе – попробовать, хотя бы один раз. Еще Сэт хотел завести себе японскую девчонку. А может быть, это был Дэвид. Как-то раз, они говорили о том, что круто было бы попробовать фокус с подожженной выпивкой – с целой пирамидой рюмок. А еще они поспорили, жива ли до сих пор Одри Хепберн, но так и не узнали ответ.
Сэт проснулся оттого, что кто-то пнул его в бок. Он открыл глаза, и Дэвид склонил голову к плечу. Дэвид оглядел его – с ног до головы – а потом заржал и хлопнулся на задницу.
- Заткнись. – Попросил его Сэт. Он толкнул Дэвида в плечо, и Дэвид упал на песок – хотя Сэт едва-едва коснулся его.
Дэвид смеялся над ним:
- Обойдись.
И Сэту не пришлось помогать ему подняться. Белая лодка качалась на приколе, водоросли-ленты телепались у берега. Туристы еще не выползли на пляж, и море было пугающе чистым.
- Что ты здесь делаешь?
Дэвид встал на ноги и отряхнул брюки. Дэвид протянул ему руку – и Сэт взялся за нее, хотя, конечно, не стал тянуть Дэвида на себя.
Дэвид ответил:
- Когда тебя нет… мне не спится.
Дэвид шлепнул его по заду и стряхнул с его рубашки песок.

@темы: мое

22:45 

Драббл, "Sunny Afternoon"

Джаспер спрашивает его:
- Ты спишь?
И Адриан отвечает, не поднимая век:
- Совершенно очевидно.
Он лежит на диване, вытянув свои умопомрачительно длинные ноги, его светлые волосы размазаны по красной подушке, и даже сейчас он вполне пригоден для фотосессии, но что-то в этой картинке не так, и Джаспер знает об этом.
Дождь стучит по стеклам, но белые экраны прикрывают их, и можно представить, что снаружи – ясный солнечный день. На сухих бледных губах Энди – легкая, удовлетворенная улыбка. Джаспер расстегивает мокрую тяжелую куртку и кладет ее на спинку стула, но куртка соскальзывает и сваливается на пол. На дорогой коричневой коже – капли воды. Джаспер запускает руку в волосы – он немного растерян. Джаспер вытирает руки о штаны.
Он спрашивает:
- Дашь мне пару своих колес?
Адриан хмурится и приоткрывает глаза. Ему не слишком нравится этот тон. Ему не слишком нравится этот мальчик – в данный конкретный момент.
Джаспер смотрит на его босые ноги, Джаспер смотрит на край его задравшейся домашней водолазки и на полоску светлой кожи. Адриан уточняет:
- Имеешь что-то против?
И Джаспер непринужденно пожимает плечами. Засовывает большие пальцы в передние карманы джинсов. Джаспер улыбается:
- Не все рок-звезды фанаты наркоты.
Адриан поворачивает голову – и тихо стонет, как будто вместо головы у него чугунное ядро, как будто это стоит ему невероятных усилий. Он говорит – между делом:
- Ты не рок-звезда, а викадин – не наркотик.
- Не наркотик – если у тебя что-нибудь болит.
Адриан моргает. Раз. Другой. У него накрашенные ресницы, подведенные глаза, а на журнальном столике лежит футляр для очков, и Джасперу это кажется безмерно трогательным. Адриан спрашивает – его взгляд становится цепким, проницательным и напряженным:
- А откуда ты знаешь, что у меня ничего не болит?
То, что Джаспер родом из Индианы, совсем не означает, что он идиот. Это правда – хотя Джаспер замучился втолковывать эту правду нью-йоркским ребятишкам. Джаспер знает, как действует викадин. Это ощущение. Это выражение на лице у Энди. Как будто солнце гладит его щекам и ангелы целуют его в лобик. Как будто он оказался на диснеевской зеленой поляне, посреди легендарного Солнечного Дня, и вот-вот попадет на обложку The Kinks.
Джаспер садится на край дивана, и Энди сдвигает ноги.
Джаспер спрашивает:
- Я могу тебя поцеловать?
Вежливый провинциальный мальчик. Адриану это нравится, он не отвечает, и Джаспер этим вполне доволен. Джаспер нагибается и касается губами его губ. Опирается о диванную подушку – между правой рукой Энди и его боком. Джаспер целует его. Берет в рот его нижнюю губу. Джаспер подсовывает руку ему под спину и обнимает его. Энди лениво и как будто равнодушно обнимает Джаспера. Они целуются, а Адриан – по привычке – тянется к чужой ширинке. Джаспер спрашивает:
- Ты хочешь?
- Почему нет?
Джаспер трется щекой о его шею. Этот занятный умненький мальчик. Он объясняет:
- Сегодня был тяжелый день.
Он ухмыляется. Он отлично знает, что это был самый свободный и легкий день, какой можно себе представить, но Адриану он нравится, потому что мальчик… Джаспер… он и правда знает, о чем речь.
Джаспер тычется носом ему в щеку и спрашивает:
- Посмотрим что-нибудь?
И Адриан улыбается:
- У нас свидание?
Да, Джаспер знает, о чем речь, и, конечно, он этим гордится. Он переспрашивает:
- Кино без ужина? Половина свидания по нью-йоркски?
Адриан дает ему пинка:
- Марш за лаптопом.
И советует, когда Джаспер уходит:
- Загляни в книгу рецептов.
Подушки, которые стояли у диванной спинки, сброшены на пол, и теперь они вполне умещаются на диване вдвоем – Джаспер и Энди.
Тайм-код на проигрывателе – 15:07, и Адриан спит, приобняв Джаспера за шею. Джаспера это не беспокоит: он досмотрит кино, сделает себе ужин, слазает в сеть. Если Энди к тому времени не проснется, Джаспер постарается отнести его на кровать, и они лягут пораньше. Совсем как образцовая супружеская пара. Люди, между которыми есть близость, любовь и тесная связь, договоренности и привычки. Джасперу необходим такой человек. Необходимо стать таким человеком – для кого-то.
Он мог бы сказать Энди:
- С тех пор, как я тебя увидел. Я знал, что ничего получше я не найду.
Это было не самое подходящее сравнение, и Джаспер не стал бы им пользоваться, но он… положил на Энди глаз, и это было похоже на покупку шмотки: точно знаешь, что тебе нужно, и можешь перебрать кучу всякого добра и обойти весь торговый центр, но обязательно вернешься назад. Джаспер даже не пытался записать альбом, он не был уверен, что когда-нибудь дорастет до этого, но ему случалось подрабатывать на студиях, и там тоже было нечто подобное. Уровень громкости. Частота. Можно перебрать все оставшиеся варианты – просто чтобы быть уверенным, но ты будешь знать, что тебя зацепило, и больше уже никуда не денешься.
Идеальный вариант. Прямое попадание. Да, Джаспер знал, что это значило. Конечно, знал.

@темы: мое

03:03 

Фандом: Пепел и Алмаз.
Рейтинг: NC-17.
Жанр: порнуха про Вторую Мировую.

читать дальше

@темы: мое

01:17 

Зарисовка, Джеймс-Сэр Генри.

Juiko, я обещала кого-нибудь из них раздеть - и я раздену, но в "следующих сериях". По ходу, их, видимо, будет много.

Мне было четырнадцать, когда я в первый раз убил человека. Эта девушка. Она была похожа на куклу – огромную куклу, с фарфоровыми кистями и лицом, с деревянным туловищем и проволокой вместо суставов. Я поднимал ее холодные бледные руки, чтобы убедиться в своей правоте, и они опадали на подлокотники кресла. В подвале горели свечи, и мне сказали, что я могу делать с ней все, что захочется. Она была моим подарком ко дню рождения.
Ее завитые надушенные волосы и шелковые банты. На ее губах было так много помады – жирной, блестящей, - что они казались покрытыми лаком. Ее непомерно длинные ресницы: из-за них ей было трудно моргать. Ее глаза были круглыми и остекленевшими. Она-живая отличалась от нее-мертвой только тем, что была опрятнее и чище, потому что ее только-только вытащили из упаковки, но она дышала.
Я помню, что хотел расстегнуть и снять ее платье, чтобы посмотреть, что под ним. Это оказалось не так легко, как я ожидал, и я бросил это дело. В конце концов, я просто задрал ее юбки – ворох самых разнообразных нижних юбок, бесконечный поток шелка, кружева и льна. Ее чулки, ее туфельки с пряжками. Ее панталоны и корсаж. Она не сопротивлялась – она вообще не двигалась, она не вскрикивала, и я думал, что не смогу причинить ей боль. Когда я разрезал ей щеку, это походило на хурму, вскрытую ножом, только щека была белой, а кровь – темно-красной, и я присосался к надрезу ртом. Я не желал ей зла. Я вообще не думал, что ей можно было желать зла и причинить зло: ее как будто не существовало, она не могла быть человеком, и я не задавал себе лишних вопросов. Я не знал, как ее звали, откуда она взялась, чем занималась, кого любила, на что надеялась. Я пырнул ее в живот только затем, чтобы проверить: из какого материала сделано ее туловище. Я всего лишь хотел узнать, как она устроена. Когда ей сделал с ней все, что было возможно – в исследовательских целях, во мне проснулся иной интерес.
Она была непривередливой, вполне гибкой, и от меня требовалось только удерживать ее в выбранной позе. Я вошел во вкус. Я имел ее, таскал ее за волосы, швырял о стены, как швырял своего самого большого плюшевого мишку, когда был ребенком. Я перерезал ей горло, и ее горячая кровь залила мне руки и грудь. А потом я увидел, как у нее дрожат губы. Я увидел, как трескается ее фарфоровая маска. Как слезы текут из ее стеклянных глаз. Я сидел с ней в обнимку, измотанный, сонный и выдохшийся, и сперва я подумал, что сломал ее. Я расстроился. А потом я понял, что я на самом деле сделал.
Это было огромным, страшным, непростительным и непоправимым. Это раздавило меня, и проникло внутрь меня, и разрывало меня на части, и я рыдал, цепляясь за ее безжизненное тело.
Когда Артур, мой дорогой крестный, спустился ко мне, я ждал от него наказания – и даже не задумывался о том, как этого наказания избежать. Я чувствовал, что должен быть уничтожен. Я был убежден в этом.
Артур присел на корточки рядом со мной.
- Ну-ну.
Артур протянул руку и погладил меня по плечу. Я выпустил тело: я думал, что я закрывал его, и Артур не заметил, не успел понять, что я сделал. Я был уверен, что он не простит меня. Я ждал, что он ужаснется. Что мне воздастся по всей строгости.
И Артур сказал:
- Ну что ты.
Он взял мое лицо в свои руки, его большие сухие ладони пахли табаком и бумагой его папирос.
Его голос был нежным и ласковым – как никогда. Его пальцы гладили мои виски, мой лоб. Он достал платок и вытер мои слезы.
Он сказал мне – с легким, снисходительным укором:
- Нужно быть осторожнее.
Он кивнул мне:
- Ты весь испачкался. Ступай, приведи себя в порядок.
Он подхватил эту девушку под мышки и встал на ноги. Я задрожал, и Артур приказал мне:
- Эй. А ну-ка встань.
И я сделал, как он сказал.
- Посмотри на нее. Посмотри хорошенько.
И я сделал, как он сказал.
- Это мясо. Скоро – это будет тухлое мясо. В нем есть дыры. Оно плохо порезано. Оно бесполезно. И в нем нет ничего, что ты не можешь разглядеть сейчас – запомни это раз и навсегда.
И я сделал, как он сказал.

@темы: мое

02:30 

Allways suffering.

Название: Allways suffering.
Фандом: истории о Ганнибале Лектере.
Пейринг: Ганнибал Лектер/Владис Грутас.
Рейтинг: R.
Размер: мини.
Дисклаймер: не мое.
читать дальше

@темы: мое

06:27 

- Нет, я в порядке. Правда. Порядок. Все нормально. Знаешь, я… наверное, ты ждал, что я так и останусь – спокойной. Послушай меня, пожалуйста. Не перебивай, хорошо? Я всегда была спокойна. И меня не так-то легко задеть. И нелегко растормошить. Если бы ты не бесил меня все тридцать лет, я бы, кажется, вообще ничего не чувствовала. Я, наверное, была не лучшей… «женой»… я не могу тебя поддерживать, я что-то делаю не так – иногда просто спускаешь на тормозах, ты знаешь, а потом… потом оказывается, что все рухнуло. Нет, слушай. Молчи и слушай. Может быть, я… не мила с тобой. И я всегда раздражена на твой счет. И я не думаю, что ты прав. Я пытаюсь тебя затормозить – всегда, но я это делаю потому, что… я боюсь, что ты разобьешься. И если бы ты все время не беспокоил меня, я не знаю, что бы я делала. Я не знаю, куда себя деть – без тебя. И дело не только в том, что я тебя люблю – а ты знаешь, ты знаешь, как сильно я тебя люблю, скажи мне, что ты знаешь, потому что если окажется, что я не… не дала тебе знать, я не смогу себя простить. Ты мне нужен. Я столько ждала, что ты скажешь что-то… хорошее мне, но у меня из этого тоже ни хрена выходит. Ты мне нужен. Тебя всегда было много, и ты всегда на взводе, и всегда готов драться до последнего, и у тебя все сверх меры, и я люблю тебя – всем сердцем, потому что ты можешь это, и пока ты рядом со мной, мне кажется, что это могу я. Я не знаю, как об этом говорить. Я не знаю. Ты мое бьющееся сердце. Вот так. Ты чувствуешь за нас обоих, и горишь за нас обоих, и когда я говорила, что это как сраные американские горки, я не хотела, чтобы это закончилось. Я… меня нет без тебя. Не потому, что из-за тебя и из-за семьи я ничего не добилась. А потом что ты мой двигатель. И ты моя жизнь. И если тебя не будет – меня не будет тоже.
Он обнимает ее. Он целует ее волосы. Ее щеки.
- Милая…
Он говорит ей:
- Милая моя.
Он старается стереть слезы с ее лица и надеется, что если слез не будет видно, они оба смогут притвориться, что их не было вовсе.
- Я никогда бы тебя не бросил.
Он говорит ей:
- Я никогда тебя не брошу.
И она обнимает его за шею. Она просит:
- Прости, что я не помню, как мы танцевали.
Он наклоняется и утыкается лбом ей в плечо.
Она просит:
- Прости меня.

@темы: мое, Она была народной принцессой

21:10 

Домашние радости.

Фандом: Thick of it.
Пейринг: Малькольм|Джимми.
Размер: мини.
Рейтинг: R - в основном за мат.
Примечание: последние реплики, конечно, должны были звучать как:
"- You fucking like that.
- I fucking love that", но мы имеем то, что имеем.
читать дальше
запись создана: 04.02.2010 в 03:10

@темы: мое

19:44 

Алекс.

Название: Алекс (как не странно).
Размер: мини.
Ноги растут: вот отсюда www.diary.ru/~shworlddown/p83926042.htm , но это не принципиально.
Время действия: незадолго до глобальной катастрофы.
читать дальше
запись создана: 16.02.2010 в 20:46

@темы: мое

17:10 

Скорбное бесчувствие.

00:34 

Once upon a time.

Это не новый текст, но до этого момента он был только на СВ.
читать дальше

@темы: мое

00:52 

Неведомая хуйня (циклы рассказов).

Анне-Лайзе подала мне невероятно дельную мысль: собрать всю мою неведомую хуйню в циклы и дать людям понять, чего от этих циклов можно ждать.
В связи с чем:
Сен-Марлен
Сюда входит все, что касается Стрелков, и в частности - Искариота.
www.diary.ru/~shworlddown/p102479765.htm
www.diary.ru/~shworlddown/p67594690.htm
www.diary.ru/~shworlddown/p71444341.htm
www.diary.ru/~shworlddown/p82779853.htm
www.diary.ru/~shworlddown/p85095496.htm
www.diary.ru/~shworlddown/p70590592.htm
www.diary.ru/~shworlddown/p70667332.htm
Bigger Bang
Сюда входят все истории о Брендоне.
www.diary.ru/~shworlddown/p85158364.htm
www.diary.ru/~shworlddown/p102479603.htm
www.diary.ru/~shworlddown/p90962918.htm
www.diary.ru/~shworlddown/p99756005.htm
www.diary.ru/~shworlddown/p102019466.htm
Keeps you runing down
Здесь все, что касается Сэта и Дэвлина: сборник дорожных историй, "рекорды смерти".
www.diary.ru/~shworlddown/p75945328.htm
www.diary.ru/~shworlddown/p76534375.htm
www.diary.ru/~shworlddown/p80636005.htm
www.diary.ru/~shworlddown/p102483401.htm
www.diary.ru/~shworlddown/p85076965.htm
А здесь все, что касается Александра Керини. Названия у цикла пока нет, он еще не дорос.
www.diary.ru/~shworlddown/p83926042.htm
www.diary.ru/~shworlddown/p96692933.htm
Циклы не закончены. Сыссылки на части даны в хронологическом порядке (не по дате апдейта, а по логике повествования). Все это, вероятнее всего, однажды сольется в одну огромную историю. Многие герои определенным образом связаны между собой. Вы предупреждены.

@темы: мое

00:51 

К вопросу о "Нескольких историях с изнасилованием".

Примечание: из этого получилась какая-то очень странная штука, ей явно нужен еще один апдейт. Время действия - конец шестидесятых. Тот, кто догадается, какие у Паоло фамилия и первое имя, получат от меня сладкую плюшку.
читать дальше

@темы: мое

07:30 

Гет.

Название: Lazy Sunday Afternoon.
Фандом: Ночной Рейс, хотя, боюсь, во-первых - будет слишком много отсылок к другим вещам, во-вторых - будет слишком далеко от концепции фильма.
Рейтинг: R.
Предполагаемый размер: макси.
Жанр: я даже не знаю, как это назвать, формально, ни AU, ни OOC не подходят, держусь в рамках, но... короче, увидите сами.
Примечание-1: это один из двух гет-проектов, которые я планирую написать в этом году, и я они заставляют меня всерьез беспокоиться. Пожалуйста, если Вы собираетесь это читать - и не хотите, чтобы я умерла от разрыва сердца, оставляйте комментарии. Лень написать отзыв - пишите + (или -) 1. Для меня это принципиально новый опыт, я не писала чистый гет с тех пор, как мне было двенадцать, в общем, прошу вас, господа-читатели: осознайте весь пиздец этой ситуации. Мне крайне важна ваша реакция, как на проект в целом, так и на развитие сюжета.
Примечание-2: мне хотелось бы написать максимально серьезную и убедительную историю о том, как человек с профессией Джексона существует в реальном мире, какими он обрастает связями, навыками, бонусами и принципами, через что ему приходится пройти, чтобы завязать, и как выглядит его светлая сторона.
читать дальше

@темы: мое

07:18 

Джексон/Лиза.

Продолжение.
читать дальше

@темы: мое

23:01 

Пирог с персиками.

Моя мать учила меня печь пироги. Она не закончила школу, в войну работала на заводе, родила троих детей, а в сорок с лишним лет снова села за парту, получила диплом и пошла в учителя, в местную государственную школу, чтобы помочь чужим детям так же, как помогала своим собственным. Она выполняла свою работу безукоризненно, сутками на пролет, в детской, на кухне, в школе, в постели. Она столького достигла, сделала так много хорошего. И пекла пироги для кулинарных конкурсов, потому что если женщина не может испечь торт «Виктория», эта женщина никому не нужна.
Я думала, что никогда не буду такой, как она. Не буду так сильно бояться женщин. Не буду так чутко прислушиваться к тому, что скажут обо мне мужчины. И никто не будет так сильно ценить меня. И никто не заставит меня так упорно тянуть лямку.
Я пеку пироги с тех пор, как у меня появились дети. Участвую в кулинарных конкурсах. Я разработала новую образовательную программу, которая широко применяется в муниципальных школах, написала две книги, множество статей, вела дом, не пользовалась услугами няни, родила двоих сыновей и очень особенную девочку, воспитала множество чужих детей, стала членом Палаты Общин.
К несчастью, все это не поможет тебе чувствовать себя компетентной – и невиновной, если твой ребенок звонит тебе на работу и плачет в трубку, если твоя дочь сжигает микроволновку, если ты опаздываешь на встречу с учителем или не можешь вовремя забрать детей из школы, если во время вечеринки по случаю дня рождения у тебя звонит телефон – или твой муж не выглядит счастливым рядом с тобой. Женщины никогда не прощают себе таких ошибок. Тебя за подобные ошибки они линчуют. Насколько я помню, я никогда не чувствовала себя своей среди них. Старалась походить на них – и чувствовала, что меня вот-вот раскроют. Выбивалась из сил – и понимала, что проваливаю экзамен. Двадцать лет я доводила свой персиковый пирог до совершенства. Мне было сорок девять лет, когда я получила свою первую ленточку за первое место в Кэмденском пирожном конкурсе.
Моя дочь не печет пироги: я не смогла заставить себя ее научить. У нее нет мужчины. Очень может быть, что не будет детей. Она собирается переехать к девушке по имени Делайла. Когда моя дочь садится в кресло, она раздвигает ноги так же, как ее отец. Она громко смеется и часто пьет. Она не выглядит усталой, когда возвращается домой, работает по четыре часа в день. Она отказалась от университета. Она не делает ничего, что кажется мне правильным, она не знает, что такое чувство долга. Друзья говорит, что мы похожи, что она - вылитая я, тридцать лет назад. Я не думаю, что это правда. Она счастлива. Мне это не знакомо.

@темы: Она была народной принцессой, мое

00:17 

Вставочка о новых лейборстах.

Специально для ~Aleera~
Как-то так получилось, что фик про Менди вырос, и теперь в нем видимо будет три части вместо одной.)

1.
читать дальше

@темы: Она была народной принцессой, мое

06:11 

Я не знаю, откуда это взялось.

Я правда не знаю, что это. Наверное, что-то вроде вариации на ситуацию из "Призрака пера" ("Призрака") Романа Паланского.

читать дальше
запись создана: 13.10.2010 в 14:12

@темы: Она была народной принцессой, мое

05:21 

Питер Мендельсон, фанфик.

00:17 

Питер Мендельсон, фанфик.

20:44 

Питер Мендельсон, фанфик, концовка.

World capital of sisterfucking

главная