• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
05:04 

Название: Just crumbs
Фандом: Black Sails, Черные Паруса
Пейринг: Джеймс Флинт/Джон Сильвер
Рейтинг: NC-17
Размер: мини
Статус: закончено

читать дальше

@темы: For silver and gold

03:19 

Я ни хуя не смог решить сложную экономическую задачу по переводу пиастр в фунты (исходя из вводной, что 1900 реалов - это 51 фунт, а в пиастре 8 реалов), поэтому я просто поверил нумизмату с русского форума, который испанский серебряный талер (тот же пиастр) приравнял к немецкому, и пересчитала золото Урки по этому курсу. Получилось 312 тысяч 500 фунтов стерлингов, с хвостами и погрешностью. И мне полегчало, потому что, хотя итог вероятно ошибочен, он позволяет примерно оценить разницу в валютах и сопутствующий выхлоп в барыше. 312 тысяч, на команду по крайней мере в сотню (а может быть и в две сотни) человек. При условии, что Флинт хотел отхуйнуть половину и вложить в оборону и развитие Нассау. При условии, что Джон забрал две. Неплохо так Джон забрал.
А при условии, что от сделки за продажу страницы они с Макс должны были получить 5 тысяч пиастр на двоих, то есть 312 фунтов 50 пенсов на двоих, то есть 156 фунтов 25 пенсов на хитрое рыльце, Джон забрал совсем неплохо. Особенно это становится очевидно, когда, например, Макс говорит о том, что эти 156 фунтов 25 пенсов навсегда освободят ее от Нунана и позволят начать принципиально другую жизнь.

@темы: For silver and gold

02:00 

Пищевая цепочка Нассау, в моем скромном понимании

В интеллектуальном плане. Во всех остальных планах влияние в Нассау перераспределяется мгновенно и под воздействием могучей тучи факторов.
1. Джек Рекхем/Джон Сильвер. Это не пейринг, косая черта указывает, что они честно делят первое место.
Оба вынуждены хорошо разбираться в людях (Джону это удается чуть лучше). Оба сильные тактики, оба короли выживания в крайне враждебной среде, оба по этому поводу умеют находить в ловушке самые неожиданные ходы и выходы. Оба неплохие стратеги (Джек лучше, Джон более хаотичен и крайне редко создает стабильные ситуации: то есть у него так и так все меняется слишком быстро, чтобы строить подробные ступенчатые планы). Джек дольше существует внутри местных порядков и местной иерархии, поэтому ему труднее представить, как можно их перевернуть к своей выгоде - или как просто на них положить. Джон хуже контролирует свои аппетиты, поэтому чаще внезапно оказывается посреди большой лужи с говном. Но оба они успешно выбираются из таких луж, в которых остальные утопились бы.
2. Джеймс Флинт.
Сильно хуже разбирается в конкретных людях, не дает себе труда в них разобраться, давит собственные эмоции - поэтому слабее считывает чужие. То есть завести двести человек, которых он представляет поверхностно и как общее целое, капитан может. Всерьез и надолго взять за яйца кого-то конкретного - уже нет. Поэтому в манипуляции Флинт поверхностен и она всегда краткосрочна. Управлять другими ему тяжело, у него "управление" со сто процентной гарантией рано или поздно кончается открытым конфликтом, где либо он переломит, либо его. Люди не хотят, чтобы их ломали, Флинт не может позволить, чтобы его нагнули, в итоге постоянная революционная ситуация на корабле, любой партнер превращается во врага, любые близкие отношения с живыми людьми находятся на грани непоправимого разрыва. Выживает он во всей этой красоте за счет того, что:
- прекрасно разбирается в своем деле.
- харизматик.
- что немаловажно, просто отлично формулирующий свои мысли мужик и хороший рассказчик.
- блестящий тактик.
- также, как Джон и Джек, умеет находить неожиданные входы и выходы внутри любой ситуации, но если ими руководит в первую очередь инстинкт выживания - и они выход начинают искать всегда и мгновенно, у Флинта почти всегда крайне велико искушение сдаться и позволить ситуации себя раздавить (арест Джеймса, после которого он-таки буквально не оправился и не вернулся к действию, а покинул Англию и только потом "очнулся", да так, что до сих пор не может остановиться. Смерть Гейтса, после которой он не поднялся бы, если Сильвер его не растолкал. Приговор от команды, после которого он готов был послать все к черту и быть повешенным, но потом релоднулся уже без посторонней помощи, арест в Чарльзтауне после смерти Миранды, когда он снова готов был умереть, но приперся Уэйн и Джеймс решил, что лучше пусть умрут все остальные). Все это, естественно, говорит не о том, что у Флинта меньше "шансов на победу", чем у Сильвера, а о том, что после определенного потрясения или потери для него "победа" бессмысленна, и душевно Флинт вымотан до последнего предела, так, что в определенных ситуациях любой конец кажется желанной передышкой, - а для Джона вечеринка продолжается, пока он дышит.
3. Мистер Скотт/Хел Гейтс.
Оба крайне проницательны и внимательны к деталям, оба хорошо ориентируются в законах порта, функционально решают задачи, видят ситуацию с разных сторон и обладают пытливым умом, но никогда не выходят за рамки чужих правил: даже не потому, что им не хватает смелости или у них настолько сильные принципы, а потому, что так их голова в принципе не работает.
4. Макс.
В силу очень уязвимого положения, Макс чемпион в том, чтобы "рулить с заднего сидения". Это ее самая сильная и самая слабая сторона. Из всех героев, Макс изобретает наиболее сложные схемы для достижения своих целей. Она наиболее манипулятивна, потому что для нее это действительно единственный способ отстоять свои интересы и контролировать процесс. Поскольку других рычагов давления, кроме секса, у Макс нет, она делает основную ставку на него. И тут срабатывает слабая сторона, потому что Макс просто не может признать, что манипуляция и секс не всегда работают. Такое признание означает, что в реальности она не может гарантировать себе безопасность и у нее нет никакого ультимативного оружия против враждебного мира. Эта мысль по понятным причинам Макс очень не нравится, поэтому Макс каждый раз ее заглушает. А как только ты начинаешь отрицать часть реальности вместо того, чтобы принимать ее в расчет, она приходит и уебывает тебя по голове. Ни с Чарльзом Уэйном, ни с его командой, например, рычаги Макс просто не работают, и она оказывается к этому абсолютно не готова. Во многом - хотя Энн Бонни и легла в ее постель - они не работают и с Энн. Безусловно, не работают с Джеком. Что-то мне подсказывает, что ко второму сезону они не работают и с Сильвером, так что с золотом он свою будущую супругу скорее всего наебет.
5. Энн Бонни. На пол-ступеньки ниже - Чарльз Уэйн.
Оба достаточно хорошо понимают, что они недостаточно умны. Чарльз старается не говорить об этом вслух, еще он старается делать вид, что это не важно, но мысль о том, что он не самый толковый мальчик в классе, присутствует в его голове: в достаточной мере, чтобы, например, взять себе толкового квартирмейстана, совершенно не отвечающего основным ценностям самого Чарльза. Пока Джек оставался на этом месте, Чарльз даже большую часть времени его слушал, опять же, даже если советы шли вразрез с желаниями и соображениями самого Чарльза. Энн, в отличие от него, знает совершенно отчетливо, что она не самая умная девочка в классе, и признает это вполне открыто. Когда Энн пытается донести свои соображения, она высказывает целиком всю цепочку движения своей мысли, чтобы точно нигде не было дырки и все доводы были ясны. В это время можно услышать, как поворачиваются шестеренки в ее голове, но несмотря на тяжелый труд, которого от Энн трубет самостоятельное мышление, она как правило справляется с поставленной задачей. Она даже успевает подумать и прийти к человечным, разумным выводам. Правда, как правило, после бойни или разъеба ("арест" Макс, резня в борделе). Энн легко принимает мысль о том, что люди вокруг (и особенно Джек) умнее нее, и без проблем следует их планам и соображениям, но при этом у нее есть свой вменяемый и довольно четкий компас, определяющий, не хуйней ли они все здесь заняты. Пусть Энн не часто понимает, "как", но у нее очень мудрое чутье касательно ответа на вопрос "что".
6. Элеонор Гатри/Миранда Барлоу.
Хотя Элеонор лучше образована, умеет поддержать дискуссию, не лезет за словом в карман и время от времени решительно берется за простые ходы на благо своего дела, в основном ее поступки в обоих сезонах носят характер "ебать, что же я делаю?!". При ближайшем рассмотрении, Элеонор не выиграла ни одной большой битвы из тех, что сама затеяла, и не решила ни одной проблемы, хотя и очень громко кричала о том, что она правит Нассау и чужая помощь ей ни к чему. Более того, нельзя сказать, что Элеонор сознательно заставила кого-то другого решить ее проблемы, как это делают Сильвер, Макс или Флинт. В сущности, либо ее проблемы решаются случайно, потому что кто-то кроме нее - и отдельно от нее, по отдельным, собственным причинам, - заинтересован в том, чтобы их решить, либо эти проблемы решает Чарльз Уэйн, поскольку в действительности Элеонор является всем тем, чем отчаянно хочет не быть. Она много выебывается и вляпывается в дерьмо - кричит о том, что она независимая сильная женщина и со всем справится - ни с чем не справляется - приходит мужик и все разруливает: именно теми методами, которые она охаивала, - она в благодарность ему дает, - мы заходим на новый круг, с теми же воплями про независимую сильную женщину, без каких бы то ни было изменений в стратегии и вообще полезного опыта. Собственно, ровно поэтому на наших глазах все это плохо кончилось. И я не о том, что Элеонор должна была сложить корону Нассау и начать сосать у Уэйна. Я о том, что, пережив кризис, она могла залатать дыры в своей операции, поумерить излишние выебоны и поискать дополнительные рычаги влияния: коль скоро ей их явно не хватило в предыдущий кризис. Однако этого не случилось. В отличие от Энн Бонни, которая, пожалуй, считает себя глупее, чем она есть, Элеонор уверена, что она гораздо умнее, чем дело обстоит в действительности.
Та же история с Мирандой. При очень громкой, страстной и безудержной свободе выражения, у нее напрочь отсутствует во-первых - минимальная последовательность в ее взглядах и претензиях, во-вторых - способность отвечать за свои поступки. Каждый раз любой ответ противоположной стороны на ее слова и действия становится для Миранды шоком. Она никогда не готова к последствиям. И речь не о том, чтобы эти последствия считать справедливыми и уместными: можно готовиться въебать этим последствиям прикладом, но к чему-то готовиться все-таки нужно. Миранда не готовится. В основе ее личности лежит мысль о том, что или до нее не дотянутся - или расхлебывать будет кто-то другой. Ее представление о собственной неуязвимости, естественно, превратно, поэтому пиздец время от времени приходит, и когда он приходит - Миранда как правило меняет курс на сто восемьдесят градусов и мгновенно бросает все силы на собственное спасение: если успевает. В каждом конкретном ее убеждении отсутствует основание - но присутствует истерическая пламенная убежденность. При ближайшем рассмотрении, каждое следующее ее пламенное выступление так или иначе опровергает и предыдущее, и последующее. При этом в каждой критической ситуации Миранда действует, не считаясь ни с одной из других вовлеченных сторон, будь это Джеймс или Томас. Она принимает решения, последствия которого лягут на всех (роман с Джеймсом, отъезд из Англии), она успешно держит эти решения в секрете и лишает другую сторону возможности сделать свой собственный выбор (побег Гатри, письмо о помиловании, догадка о часах - которая пришла к ней ДО ужина и которую она не стала озвучивать Флинту в ответ на прямой вопрос).
7. Билли.
My sweet summer child.
По стечению обстоятельств, все крупные игроки в ситуации, куда Билли попал не по своей воле, гораздо умнее него. При этом все они не самые приятные ребята и не шибко хотят Билли добра: в лучшем случае, его жизнь для них - возможная жертва, как для Флинта, в худшем - они не против его сожрать. Поскольку Билли молод и очень недавно попал в большой разъеб (потому что одно дело - пиратство, а другое дело - скандалы, интриги, расследования, которые начались с появления Урки на горизонте), он пока не уяснил, насколько сильное преимущество имеют на ним участники событий и чего оно может ему стоить. Если Билли будет делать правильные выводы и долго проживет, вероятно, вырастет в Энн Бонни.

@темы: For silver and gold

20:23 





@темы: For silver and gold

03:40 

Охуительной фоточки время!


00:17 

Искала фотографии Майкла, из его последнего года, а там вот это:

Это в церкви. На похоронах Дианы, вероятно. Почему-то больше всего нежности вызывает Фиона. И да, два социалиста и одна католичка, которые пялятся в англиканские тексты гимнов и очень стараются не напороть хуйни - это безумно трогательно.
А недавно какой-то мудак покрыл Алли хуями на улице, плюнул ему в лицо и пытался пнуть по больной ноге, но смазал. Вот об этом и речь в посте ниже. Массовой истерии не нужно внятных причин, и полыхает она до последнего.

18:30 

А еще на волне вот этой хуеты я как-то очень рада, что Кортни до сих пор жива, как бы там ни было - вырастила свою дочку, писала и пишет музыку, осталась Кортни и пошли они все на хуй.

17:04 

Про Тайгер Лили и кульбиты сознания

Честно говоря, меня до усрачки пугает история смерти Майкла Хатченса и дальнейшей судьбы его дочери. Попробую объяснить, почему.
Смерть Майкла принято считать классическим "рок-н-ролльным" самоубийством. При этом:
- Все старательно делают вид, что вообще не понимают, с чего это на него вдруг накатило.
- В отличие от самоубийства Кобейна, которое, прости господи, изрядно добавило ему популярности и фактически возвело его в ранг святых мучеников от рок-музыки, самоубийство Хатченса считается чем-то постыдным, чем-то, насчет чего лучше бы говорить поменьше. Из раза в раз, в самых разных материалах, якобы лояльных к Майклу, появляется фраза: "остатки его достоинства". "Фанаты не хотят видеть тело Майкла в Аутопсии, по крайней мере, он заслуживает того, чтобы не отнимать остатки его достоинства". "Члены группы надеялись, что фильм об INXS поможет восстановить Майклу остатки его достоинства". Я, может быть, что-то упустила, но по-моему, Хатченс не ебал гусей, не выпрыгивал из окон с криком: "Я ненавижу срать", никого не убил, ничего не украл, ни пиздил фанаток по лицу, не насиловал группиз, не бил жену, не превращал в ад жизнь женщины, которая посмела от него уйти, - в общем, не делал ничего такого, что разрушило его достоинство и навсегда посрамило его репутацию. Он не делал даже того, что прощается куче других ребят, у которых это "достоинство" якобы есть, и не в "остатках". Да, он умер раздетым, по какой-то причине мне кажется, что это не то событие, после которого человек должен лишаться уважения. Коронер и второй патологоанатом оба заключили, что Хатченс умер НЕ в процессе мастурбации с эротической асфиксией, его звонки проверялись, он не написал предсмертную записку, но он совершенно точно говорил о самоубийстве. Но все продолжают делать вид, что "возможны оба варианта". Даже кино с Арнольдом нежно уходит от этого эпизода. Кто знает, может, под конец Майкл просто решил передернуть у двери?
При всем горе, при всей симпатии, его семья, близкие, члены группы и даже поклонники сошлись на точке зрения, что осмыслить его поступок не представляется возможным. "Майкл был на другой планете". "Майкл это Майкл". "Никто не знает, что произошло в той комнате".
Ни в фильме, ни в материалах, посвященных его самоубийству - а их много - вообще не рассматривается роль Боба Гелдофа и, что гораздо важнее, британской и австралийской прессы. Хотя казалось бы - очевиднее эта роль быть не может, Майкл и Пола переживали интенсивную медийную травлю на протяжении почти трех лет. Травля эта напрямую была привязана к борьбе за опеку над детьми. Хатченсу было тридцать семь лет, он едва ли не единственный в группе так и "не смог начать нормальную жизнь", он постоянно противопоставлялся Гелдофу, который "смог" и который, в отличие от Майкла, был "достойным" человеком и "заслуживал" растить детей. На двух континентах миллионы читателей желтой прессы неистово впадали в ахуй от того, что же с Майклом Хатченсом и Полой НЕ ТАК. Люди вокруг Майкла и Полы неистово впадали в эту же истерию. Просто чтобы прочувствовать объемы пиздеца: в дом, где нет хозяев, но есть дети, няня и дети друзей Полы, доставляют посылку. Няня ВСКРЫВАЕТ ПОСЫЛКУ: и обнаруживает там банки, "похожие на банки со сладостями", "с каким-то странным порошком". Это не бывалая няня в раз узнала родной героин, в САМОВОЛЬНО РАСПАКОВАННОЙ ЕЮ ПОСЫЛКЕ. Это просто "странный порошок". Вместо того, чтобы просто убрать чужое в дальний шкаф, она звонит хозяйке, у которой в этот момент с ней двенадцать часов разницы во времени. Хозяйка невнятно звучит по телефону и не может понять, о чем речь. Няня предполагает, что хозяйка обдолбана, и укрепляется в своих Самых Худших Подозрения. Это вместо того, чтобы предположить, что хозяйка была РАЗБУЖЕНА ЗВОНКОМ - и просто не вдуплила, о чем вообще няня говорит (а не вдуплить довольно просто - ведь человек звонит тебе с вопросом: я тут вскрыла вашу личную почту, нашла там что-то, не знаю что, но я читала в газетах, что выполны пиздеца и разврата, отчитайтесь-ка быстренько, не шмаль ли это, а то я горю от возмущения). А может, хозяйка правда была в жопу после вечеринки. И это тоже никак не означает, что все происходящее как-то оправдано. Но няня на этом не останавливается. Она звонит родителям гостящих в доме детей. Звонит в панике: У МЕНЯ ТУТ ДЕТИ - И ПРИЕХАЛИ КАКИЕ-ТО БАНКИ ХОЗЯЕВ, ВСЕ В МАШИНУ, МЫ ВСЕ УМРЕМ. Что мешает просто убрать это туда же, куда в доме от детей убраны ножи или средство против тараканов, я не вполне понимаю. Но две курицы - ПОДРУГИ ПОЛЫ - приносятся на место мгновенно. Звонят Поле. Примерно с тем же вопросом. ЧТО ЗА БАНКИ В ДОМ! ГДЕ! ДЕТИ! ДОСТАВИЛ КУРЬЕР, ПОЛА, ЧТО С ТОБОЙ ТВОРИТСЯ, ЧТО ЗА ДЕМОНЫ АДА ЗАХВАТИЛИ ТВОЕ ПРЕКРАСНОЕ СЕРДЦЕ? Пола по-прежнему не может ответить им ничего "вменяемого" (я не думаю, что кто-нибудь смог бы). Плюс, у них по-прежнему реверсные сутки: то есть Пола живет по своему времени и, скорее всего, находится не в кондиции для допроса с пристрастием даже без помощи наркотиков и алкоголя. Как реагируют курицы? Вскрывают банки. Там не героин и не кокаин: ни по консистенции, ни по цвету. Они ЗВОНЯТ В СПРАВОЧНУЮ ГОРЯЧЕЙ ЛИНИИ БРИТАНИЯ ПРОТИВ НАРКОТИКОВ. Описывают странный желтоватый порошок, который не героин и не кокаин, НО ТОЧНО НАРКОТИК. И им отвечают: из всего, что это может быть, это РАЗВЕ ЧТО опиум - если вы уверены, что это наркотик. Вердикт куриц: МЫ НАШЛИ ПОЛНЫЕ БАНКИ ОПИУМА, ПОХОЖИЕ НА БАНКИ ДЛЯ СЛАДОСТЕЙ, В ДОМЕ, ГДЕ ДЕТИ, О УЖАС, О БЕЗОТВЕТСТВЕННОСТЬ, О БЕССТЫЖИЕ НАРКОМАНЫ, ЭТОЙ ЖЕНЩИНЕ НЕЛЬЗЯ РАСТИТЬ ДЕТЕЙ, ОНА БОЛЬШЕ НЕ ТА ПОЛА, КОТОРУЮ МЫ ЗНАЛИ, ТЕМНЫЕ СИЛЫ МАЙКЛА ХАТЧЕНСА ИЗМЕНИЛИ ЕЕ НАВСЕГДА. Неплохо, да? После чего курочки ПРОДОЛЖАЮТ ШМОН ВНУТРИ ЧУЖОГО ДОМА, лезут в хозяйскую спальню, находят там - о ужас - елдаки, находят там - о ужас - карточки Майкла, который всю жизнь делал фото во время секса. А В ДОМЕ ДЕТИ. А в спальне ФОТОГРАФИИ С ЕБУЩИМИСЯ ЛЮДЬМИ. Как можно таким порочным, испорченным, явно потерявшим берега и разум людям позволить жить и растить детей?
Никак. Поэтому мы звоним в газеты. И Майкл с Полой просыпаются с утреца, а News of the world пестреет во все стороны шокирующими подробностями об их родительской некомпетентности и глубинной ебанутости.
Дело происходит в 96-ом году. Уже был Ларри Флинт и регулярно выходит Хастлер. Уже Мадонна выпустила "Sex". Уже стал всемирно известен Брет Истон Эллис. Уже пронеслись мимо нас толпы и толпы рок-н-ролльщиков самого разного разлива, которые творили И НЕ ТАКОЕ. Но массовая истерия и пламенное массовое осуждение на самом деле не требуют логических причин. Они даже не требуют нарушения гласных или негласных правил. Пожар просто вспыхивает - горит до полного выгорания леса, если кто-нибудь рукастый его не тушит. И Майкла Хатченса не было своего Алистера Кэмпбелла, чтобы этот пожар потушить. Когда охуевает только пресса, но у тебя есть внутренний круг, которого не достигает шторм, жизнь сравнительно выносима. Когда истерия становится всеобъемлющей, ты невольно начинаешь задавать себе вопросы: а это они ебанулись - или все-таки я? И вот этот момент, как и отсутствие необходимости в причине возгорания, пугает меня до дрожи. В фильме о группе, например, есть момент, когда Майкл просит менеджера, Криса Мерфи, помочь решить проблему с прессой. "ОТКУДА ОНИ ВСЕГДА ЗНАЮТ, КУДА МЫ ИДЕМ?!". Майкл в истерике. Крис говорит ему, что ответ очевиден - от Полы. Майкл не верит ему. Крис решает, что Майкл "не в себе" и не признает очевидные вещи, они ссорятся, судя по всему, навсегда. Сегодня мы знаем, что News of world прослушивали телефоны десятков знаменитостей, не считая всего прочего. Тогда ни Майкл, ни Крис этого не знали. Кто ебнулся и видит мир не таким, какой он есть? Майкл. Но пятнадцать лет спустя оказывается, что не так уж Майкл и ебнулся.
И так более ли менее во всех аспектах этой истории. На самом деле, ничто не позволяет думать, что Майкл Хатченс имел какой-то особенный глубокий личностный изъян, который сделал бы его плохим отцом. На самом деле, он переживал нормальный кризис среднего возраста, который переживают миллионы и миллионы людей, и это не значит, что они "не могут приспособиться к нормальной жизни". На самом деле, пока Майкл время от времени торчал, абсолютно ВСЯ тусовка, в которой он крутился, торчала точно так же или жестче, чем Майкл. И да, Майкл много изобретательно трахался. Неужели кому-то действительно пришло на ум обсуждать, что это чья-то проблема? Но ведь пришло.
И вот Миррор выпускает профайл-материал о Тайгер Лили, дочери Майкла. После самоубийства Майкла и смерти Пола от передозировки, через три года после самоубийства Майкла, ее удочерил Боб Гелдоф, бывший муж Полы. Тайгер пятнадцать лет. Профайл пестрит высказываниями от "членов" и "друзей" семьи, полон хорошо подобранных подробностей, якобы лояльно написан с целью выставить объект в лучшем свете, то есть написан в полном согласии со стороной, о которой пишется. И волосы на жопе начинают шевелиться эдак с заголовка. "Сиротка INXS выросла в цветущую девушку благодаря сэру Гелдофу". Ох нихуя себе. А если бы не сэр Гелдоф, я полагаю, она бы умерла в канаве. При куче родственников со стороны отца и его наследстве. "Тайгер всеобщая любимица и пользуется популярностью в школе, но сэр Боб строг с ней". И долгий онанизм на тему того, как здорово сэр Боб ее не распускает: никакого общения с друзьями вне дома, никаких концертов и музыкальных фестивалей, комендантский час в девять часов вечера, как же это здорово, что он держит ее в узде: а то с такой-то ебанутой развратной кровью - по-любому пошла бы на блядки и оргии под кокаином, к пятнадцати-то годам. "Тайгер получила от матери кольцо с бриллиантом, которое носит часто и с гордостью, но она знает, чем она обязана сэру Бобу, решившемуся взять ее в свой дом, чтобы дать ей возможность расти с ее сестрами". ОХ НИ ХУЯ СЕБЕ. "Чем она обязана". "Давшему ей возможность". Да это самый здоровый в мире подход к воспитанию ребенка, как я погляжу. Хвала сэру Бобу! "Тайгер близка со всеми своими сестрами, но главный урок она получила от Пичес: она хорошо усвоила, чем дело кончилось для ее сестры, открыто шагнувшей в светский мир с заявлением о том, что она дочь своей матери". И правда, хорошо, что маленькая сучка усвоила урок: пятнадцать лет спустя британская пресса по-прежнему до истерики ненавидит ее мертвую маму, любая отсылка к ней - опасна, двадцатилетней Пичес просто НЕ МОГЛИ не устроить публичную травлю на фоне сходства с Полой, веди себя хорошо, Тайгер, будь дочкой сэра Боба и поменьше свети фамилией Хатченс. Ссылка, прерывающая материал: "Пичес Гелдоф умирает от передозировки в возрасте 25 лет". Пичес плохо усвоила урок. Дурная наследственность. Сэр Боб сделал все, что мог. Он здесь вообще не причем. "Сэр Боб поклялся держать Тайгер вдали от мира шоубизнеса, где вращались ее родители, и вырастить ее НОРМАЛЬНОЙ". Ох ни хуя ж себе! А сэр Гелдоф - который музыкант в собственной рок-группе и постоянно крутится в мире шоубизнеса - видимо, тоже нормальный. В отличие от. А мир Полы и Майкла, значит, глубоко порочный и Тайгер нельзя туда ступать. Но он растит ее в благожелательной обстановке касательно ее родителей. Ок.
Очевидно, что у детей в Африке детство хуже, чем Тайгер Лили. Собственно, велика вероятность, что реальное детство Тайгер Лили гораздо лучше крипоты, которая сочится из "правильной линии" от прессы. Но сейчас 2015 год. А оголтелая поебень, разожженная мужиком, которого посмела бросить женщина, и подкрепленная таблоидами, которые устроили масштабную травлю, приведшую к смерти обоих родителей Тайгер, до сих пор жива, как никогда.

03:06 

"И повсюду валяется их дерьмо, так что положить свое добро вам просто некуда. Кстати, вы когда-нибудь замечали, что когда это их добро - это дерьмо, а когда это ваше дерьмо - то добро?"
Неизбывно, блядь.

02:39 

Про мистера Рочестера и мистера Дарси

Есть целая концепция, масштабный диспут вокруг фантазии о том, чтобы слетать в прошлое и грохнуть Гитлера. Помогло бы это остановить Холокост? Не помогло бы? Был бы на месте Гитлера Гитлер 2.0? Стало бы все еще хуевее? Мог ли один человек так полновесно обрушить пиздец на наши головы? Это я к чему. Не скажу за Гитлера, на мой тупорылый примитивный взгляд он просто достаточно вовремя и достаточно жарко высказал хуевую идею, которую человечество в принципе всегда готово поддержать. И поддерживает регулярно, до и после Адольфа. Что касается меня, если бы у нас вдруг образовалась машина времени - специально для полетов в прошлое и отстрела всяких там ребят, которые нам не нравятся, - я бы не отказала себе в удовольствии ебнуть Джейн Остин. Бойню можно укомплектовать сестричками Бронте, но они несут менее разрушительное воздействие. Они как Муссолини: порождают пиздец - но на фоне космического пиздеца от более "успешного" соседа как-то теряются. Суть вот в чем. У не мало любовных историй. Некоторые из них хороши. Многие из них известны. Но судьбу и выборы миллионов женщин по всему миру определяет одна и та же сраная схема, почерпнутая из классического женского английского романа.
Вводные просты:
- Из всех мужиков, маячащих на горизонте, выбери того, который чаще всех кроет тебя хуями.
- Упрись. Намертво.
- Продолжай упираться. Не повторяй ошибок героини, знай заранее, что именно он и есть твоя судьба: ты же читала книгу, ты заглядывала в конец задачника.
- Однажды ему придет и он сделает что-то пиздатое.
- Бинго. Теперь мы знаем, что он твой герой.
- Не отвлекайся на чувака, который не кроет тебя хуями и делает пиздатые вещи достаточно часто, чтобы ты перестала охуевать от счастья.
- Однажды он совершит что-нибудь хуевое, и это раскроет его подлинную блядскую двуличную сущность.
- Хуйня, которую на регулярной основе будет творить твой принц, не раскрывает его подлинную сущность. Ты девочка, не пытайся вникнуть в местную математику: нужно просто верить - как в праведность РПЦ. По-другому это сожрать невозможно.
- Профит, хэппи-энд, твоя судьба навеки связана с чуваком, который принес тебе гору пиздеца и в ней один орешек. Это единственные настоящие чувства, которые могут у тебя быть, все остальное - мещанство, шелуха и тлен.
Готово. Это как будто триста лет назад кто-то создал универсальный рецепт пирожков с говном, и люди продолжают хавать. Я сейчас говорю не о книгах, которые они читают: я читаю комиксы, в которых пять версий одного Локи ебут друг другу мозги. Я о выборах, которые люди делают в своей реальной жизни, и о мыслях, которые они считают своими. Надо сказать, я отлично понимаю, зачем рецепт пирожков с говном понадобился писательницам - и прочим девам девятнадцатого века. Когда ты и так мало располагаешь своей судьбой, брак имеет жизнеобразующее значение, а твои шансы на сколько-нибудь удачный брак катастрофически малы, ибо ни денег, ни положения, велика вероятность, что твоя "семейная жизнь" будет напоминать постоянный поток хуеты разной меры тяжести, и перекрыть его тебе не удастся. Иными словами - говно с тобой произойдет. Человек тяжело мирится с этой идеей. Как только говно становится неизбежным, он с отчаянной силой начинает убеждать себя, что так или иначе - а это шоколад. Невозможно смириться с мыслью, что говно просто случится. Ты ничем его не заслужил. Оно ничему тебя не научит. На дне кучи нет золота. Но тебе придется иметь с ним дело. После этой приятной мысли, нормальная человеческая психика орет о том, чтобы сбежать, ебнуть себя или ебнуть суженого, в довесок к которому идет такое будущее. Поскольку все три варианта довольно рискованны и пугают примерно так же, как куча говна, мозг делает лихой кульбит, и - оп-ля - запекает его в пирожки. А пирожки отправляются в коробочку с ленточкой, и "жили они долго и счастливо".
Но Викторианская Англия больше не с нами. Женщина может с полной свободой решить, за кого ей идти замуж. Женщина может не ходить замуж до тех пор, пока не захочет. Женщина так и так в процессе поисков принца перепрыгивает с одного хуя на другой раз двадцать. И все двадцать раз она старается - у нее не всегда получается - но она старается выбирать именно тот хуй, к которому прочно пристегнут мужик, привносящий в ее жизнь легкий оттенок ада. Кто-то скажет - женская природа. Я скажу: ебаная романтика. На нас так или иначе действует одно простое правило. Любая хуета по прошествии ста и более лет автоматом становится пиздатенькой. Вокруг нее образуется флер романтики и особенный магнетизм, под воздействием которого рука сама собою тянется дрочить. Мы перестаем смотреть на нее с практической точки зрения: кто с практической точки зрения смотрит на любовь, магию, стиль или поэзию?
Дуэли, ака социальное обязательство по бессмысленному убийству ближнего при любом несущественном поводе? Шелковое белье на дамах и квалерах, ака последняя хлипкая защита от лобковых вшей? Благородное дворянство, ака маленькая горстка тунеядцев, охуевающая от безделия, живущая за счет затраханного большинства и преисполненная собственного истерического величия? Давайте все сюда, это так изысканно и ярко, не то что, блядь, за моим окном. И да, в этой же самой толпе поебени, вышедшей из отходов истории, гордо стоят Марк Дарси и Рочестер, по штуке в руки, и бесконечно переиздаются книжки, и раз в четыре года снимается новая экранизация, и женщины по всему миру, обливаясь слезами, пялятся в экран, дожидаясь момента, когда господь пошлет им своего милого - который будет доебывать их до новых слез, день за днем, и которого они будут изо всех сил "лечить любовью" и перевоспитывать (то есть доебывать уже своей хуйней), и надеяться, что счастье воссияет.
А оно не воссияет. Никогда.
Потому что правды всего две: либо Рочестер - хуй, и таким он и останется, даже если мы на секунду поверим, что он влюблен в тебя всем сердцем и действительно будет стараться; либо Рочестер просто ТАКОЙ - и опять же, даже если он сломает себе хребет, пытаясь избавиться от всех своих проявлений, которые заставляют тебя страдать, целиком он не сотрется и заново не запишется, он останется именно тем человеком, который заставлял тебя охуевать в начале драмы, и музыка не заиграет, счастливого конца не будет, вам придется жить не "лучшие моменты нашей хроники", а день за днем, пока вы не заебете друг друга вусмерть, ты не сбежишь в холодную ночь, или он не сбежит от тебя, и вот тогда ты снова пересмотришь "Джейн Эйр" ("Гордость и предубеждения", ее пересматривают чаще), возьмешь себя в руки, соберешься и отправишься на поиски нового чувака: такого же. И вроде бы всем понятно, что пока паровозик не съедет с рельс, хорошо это кончиться не может. Но десять-одиннадцать лет, когда ты начнешь мечтать в эту сторону и спросишь у мира, кто подарит тебе любовь и счастье, а тебе в руки ляжет сказ про Марка Дарси, ты ведь не прочтешь предупреждение на обратной стороне суперобложки, не так ли?

16:25 

Озарения, бля!


Во-первых, она подходит вообще ко всему, что Джон делает.
А во-вторых - как же я хочу такую штуку в исполнении Джона в police-au. Можно не мимо лазеров. Можно просто пока друган кошельки у засмотревшихся туристов срезает.

Тем более, что у нас есть:

11:58 

Паруса, третий сезон

Надо сказать, несмотря на грусть, печаль и бороду в инстаграме Люка Арнольда, мне скорее нравится новый Сильвер.

Пожалуй, больше, чем новый Флинт.

И да, я уже хочу историю про шторм. В первом сезоне он обошелся Моржу до неприличия легко.

@темы: For silver and gold

12:57 

Может, кому-то покажется, что это смешно, но ни хуя это не смешно.
Я приболел. Мне худо. По этому поводу я сплю короткими отрезками по пятнадцать минут, в целом - часов по шесть за ночь. Просыпаюсь я постоянно. Хуево ему перманентно. По этому же поводу, я постоянно вижу сны - фаза глубокого сна, сука, не наступает, - и снов много.
И вот сегодня всю ебаную ночь мне снился грустный, обиженный и негодующий Билли Бонс, который хотел любви и доказывал, что это У НЕГО настоящее ОТП с Флинтом, и сейчас короче я убежусь в этом своими глазами. И в качестве "доказательств из жизни" показывал мне какую-то хуету: то есть, в полупроснувшемся состоянии - когда картинки уже кончились, но я еще не поняла, что я в своей постельке, а Билли - только в моей ебанутой голове, - я устало возражала Билли, что эта хуета не прокатит, и вон смотри - даже в том, что ты показываешь, как-то не вполне вырисовывается романтический закат, и отъебись от меня уже, бога ради. Но Билли не отъебывался. Потому что КАЖДЫЙ. КАЖДЫЙ, сука, сон в эту ночь, при том что я вставал, ходил попить водички, охуевал, пил таблетки и так далее. КАЖДЫЙ следующий сон был ПРОДОЛЖЕНИЕМ этого унылого спора на тему: "На самом деле, капитан всегда меня любил". Типа: о, ты вернулась! А мы еще не закончили - вот еще слайды...

14:27 

У Мишки - королевское внутреннее чутье. Как только я хочу его мысленно озалупить, решить для себя, что ему на все насрать и дела ему до меня нет и вообще я-то я-то я-то, а он - хуй, он тут же, сука, делает поправку на ветер и врывается на белом коне. Причем, надо сказать, он очень экономно для себя врывается. И мы оба это знаем. Но зато вовремя.

01:29 

Немного ебельно-полового момента от Джона






21:28 

Вдали от берега

- Когда я был ребенком, я часто болел.
Джеймс не хочет его слушать: слушать Сильвера - тяжелая, изнурительная работа, это почетная работа, тренировка по фехтованию - с хорошим партнером, маленькое напоминание, что рядом всегда есть кто-то опаснее и быстрее тебя. Джеймс привык к ней. Иногда, она ему в радость. Чаще - он заставляет себя в это верить, надеясь, что Сильвер поверит тоже. Но сейчас Джеймс к ней не готов.
- Я мог лежать в жару два, три дня, неделю - и он не спадал. Мама научила меня не бояться жара: я либо умер бы, либо нет, какой прок бояться.
- И она тебе это сказала?
- Нет, я сам себе это сказал. Когда немного подрос. Не важно. Она рассказала мне, что озноб... холод... это время, когда твое тело умирает. Готовится умереть. Как будто ты медленно погружаешься на дно. Обездвиженный. Оглушенный. Беспомощный. И ты знаешь, что тебе не выбраться.
Когда вы тонули в открытом море - кто, как вы думаете, вытащил вас на берег?
- Но это не все. Потому что когда твоя кровь остановится, и руки похолодеют, и ты послушно согласишься, что хватит - значит хватит. Внутри тебя вспыхнет искра, как от хорошего удара по кремню.
Джон убрал липкие, грязные волосы с его лба. Вытер ему лицо.
- И твое тело вспыхнет.
Джон по-прежнему был Джон, и каждый звук ранил ухо, и так болела раскаленная голова, и камни трескались, и сухие губы заносило песком, и Джеймс больше помнил его, чем мог разглядеть, хотя лампа горела - горела совсем близко. Но если бы он замолчал, Джеймс остался бы здесь один.
- Все рыбы в море соберутся посмотреть.
Джеймс улыбнулся. Не потому, что ему нравился Сильвер, хотя, представив его мальчишкой, Джеймс почувствовал нездешнюю, смутную нежность. Нет, Джон по-прежнему был Джон. Но эта женщина. Которая рассказывала истории про рыб больному мальчику. Она Джеймсу понравилась. Наверное, его мать была бы такой же. Джеймс знал, что она была бы такой. Она бы держала его на руках, и из ее груди в его прорастала бы быстрая, гибкая, бессмертная лоза, и ее любовь жила бы внутри него. Всегда. Она и так жила внутри него. Но вспомнить ее он не мог: Джеймс ни разу ее не видел.
- Говоришь, все рыбы до одной?
- Так точно. Они в своем океане никогда ничего подобного не видели. И вот они поплывут на свет. И ты будешь гореть. И вода закипит, но не сварит тебя живьем. Ты будешь гореть, а вода - кипеть, пока море не высохнет, и ты не уйдешь на своих двоих: в любую сторону.
- А рыбы, выходит, зажарятся?
- И корабли встанут. И все матросы пойдут по домам. И у каждого будет горячий обед.
- Твой отец был матросом?
- Кем-то он точно был. Мама любила морские истории. Наверное, ей хотелось бы, чтоб это был моряк... или не хотелось бы. Когда я спал - под ее постелью - и к ней приходил кто-то, кому она была рада, кровать покачивалась надо мной часами. Она говорила, что это волны. Все на свете качаются на этих волнах, и плаванье никогда не заканчивается. Как я уже говорил - мне на море плевать, если честно.
Незаметно - это он так думает - Джон забирает бутылку с постели и тушит лампу. Джеймс хочет поспорить - он не уснет, он хотел бы, но в горячке нет ни забытья, ни покоя, только бесконечные минуты скуки и помешательства. Полкорабля дрожит от малярии, им нужна стоянка, но впереди - на бесконечные, безумные минуты, часы и дни, - ни одного островка. Джеймс что-нибудь придумал бы, будь он в себе. Он что-нибудь устроил бы. Но Джеймс разбит, его голова - пуста и высушена яростным пустынным солнцем. От Джона никакого толку, для Джона карта - это просто цветная картинка, а Билли раскатан болезнью по палубе, Билли горит в лихорадке бок о бок с другими.
Билли горит.
Горит его команда.
В кипящем золоте плывет его корабль, и языки пламени ползут по мачтам.
Когда пожар стихнет - кто знает - в тихом шорохе, в полуночном плеске волн, по мягкому пеплу пройдет один Джон, и уведет судно туда, где никогда не восходит солнце.
Джеймс видит его. Видит как все плотнее и крепче его обматывает мирная пустая тишина. И прежде, чем уснуть без сновидений - Джеймс видит ее. Ее золотые волосы качаются в воздухе, среди волн, которые видит она одна. Ее руки холодны, ее тело - болезнь, агония и гибель, но ее белое платье - гордость портовой девчонки, дождавшейся своего моряка, и за ее глазами - океан, и плаванье никогда не заканчивается.

@темы: For silver and gold

03:19 

Скайп. Уил. Три часа утра.
Я: ДАВАЙТЕ ЖЕ ПОГОВОРИМ ОБ ИЗРАЭЛЕ ХЭНДСЕ!
Уил: ДАВАЙТЕ ЖЕ НЕ БУДЕМ ГОВОРИТЬ ОБ ИЗРАЭЛЕ ХЭНДСЕ
Уил: кем бы он ни был

02:07 

Я лежу в кроватке. У меня температурка. Я только что увидела мертвые, землистого цвета ноги с подолом из дерюги, которые свисали, как будто кто-то был вздернут на люстре. Они покачивались надо мной.
Я сегодня потеряла дедушкину книжку. Сорок третьего года издания. Таких в России осталось всего несколько штук. Он отдельно наказывал не проебать. Я провезла ее в сохранности через две страны и вернула в Россию. А тут поехала на монтаж, взяла читать в метро, вышла на остановке, открыла ноут - посмотреть карту. Вынула книжку из рюкзака, чтобы не раздавить ноутом, когда буду класть обратно. И, видимо, там ее и забыла. Я не знаю, как это произошло. Я просто потеряла этот момент.
Три дня назад я так въебала паспорт.
Четыре дня назад - пятьсот рублей. Положила в карман - вышла выкинуть мусор - пошла платить за телефон - денег нигде нет.
Я не знаю, как это со мной происходит. Это даже не рассеянность: я много что проебываю в нормальной жизни, но там я задним числом могу отследить момент, когда и как это произошло. А тут просто пустота.
Я знаю, что мне двадцать четыре года, но горло адски болело весь день, я с трудом встаю из постели, и я очень хочу домой.

00:46 

Я уже говорила, что смотрю Остров Сокровищ 2012. Эдди Изард там играет Сильвера, Сильвер там классный мужик, там есть его Макс, она тоже бывшая проститутка, она огонь и они милы друг с другом.

Набор домашних радостей:

Джон разговаривает со Сквайром Трелони (которого играет Руперт Пенри-Джонс и который там до хуя похож на Томаса Гамильтона, включая фигуру папеньки трехметрового роста, которая над ним стоит, общую тепличность, одиночество и потребность доказать, что он молодец и способен на нечто стоящее).
- Отличный у вас корабль, сэр! С такой задницей ему не страшно никакое плаванье. Я всегда говорил, сэр: человек, который умеет выбирать лошадей, запросто может выбрать хороший корабль: просто взглянув на его зад.
- Да, я знаю.
Ну еще поговорите о том, какой у вас отличный вкус на жопы.

Макс о Джиме, до отплытия:
- Мне нравится твой новый мальчик.

Джон - о том, что ждет их с Макс, когда они получат золото:
- Никому не повар - никому не шлюха.
Свежо придание, блядь.

ИЗРЭЛЬ ХЭНДС

Короче, да. Израэль Хэндс, короче.

13:19 

Джон и Макс




World capital of sisterfucking

главная