Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
04:14 

Ребут


Ле Чарльз посоветовал мне сделать что-то, чтобы крепче держать связь с реальностью.
Я, в свою очередь, подумала о том, как быстро у меня улетают из головы любые воспоминания, кроме хуевых. Да и хуевые активно деформируются. При этом событий, встреч, разъебов и ништяков происходит много, и в реальной жизни, и в фандомной, но они нигде, кроме моей головы, не отражаются, а там тоже не задерживаются.
В связи с чем я решила перезапустить дайрик и начать его снова активно вести. Прикручиваю голосовалку, но в любом случае зову всех желающих в комменты, И да: если я вам когда-то не ответил, это значит, что я прочел, отнесся с уважением - и некоторое время думал над приличным ответом, а вот потом проебал. Когда коммент или вопрос - на мой субъективный вкус, - хуйня, я как раз всегда отвечаю, мне палец в рот не клади, дай посраться).
При варианте "проды", пожалуйста, отписывайтесь в комментах, по чему именно. Я дюже до хуя заначил и бросил.

Вопрос: О чем вам было бы интересно почитать в ближайший месяц?
1. О работе в русском кино  5  (12.5%)
2. О пьяных путешествиях по миру  4  (10%)
3. О ебельно-половом вопросе  3  (7.5%)
4. О жизни с биполяркой и способах эту срань держать в рамках  7  (17.5%)
5. Фандомную аналитику по заметным фандомам (Black Sails, DC, Marvel, русский видеоблогинг)  10  (25%)
6. Мою хуйню по редким книжкам, фильмам, сериалам  5  (12.5%)
7. Идейный, политический, феминистический и всякий прочий дискурс  0  (0%)
8. Проду!  6  (15%)
Всего: 40
03:57 

Дорогие друзья, мне redBastinda подкинула раздумье в комментах к этой записи, от которого я никак не могу отделаться. Вебка у меня, к сожалению, не работает, что нарушает несколько чистоту эксперимента, но вешаю здесь свою последнюю фотку (я, естественно, слева) - и, собственно, фото Юрия, с которого мое раздумье началось.


запись создана: 15.12.2015 в 01:12

Вопрос: Похожи ли?
1. Да, как родные  9  (31.03%)
2. Разве что слегка  13  (44.83%)
3. Нихуяшеньки  5  (17.24%)
4. Похожа, но не на Хованского, а на парня справа  2  (6.9%)
Всего: 29
02:58 

Ты научишься выбирать рубашки по фигуре. Ты научишься быть милым с немилыми людьми. Но не слишком милым: чтоб на голову не сели. Ты научишься не спорить с идиотами и не пугаться крупной рыбы. Научишься не показывать красивым женщинам, что считаешь их красивыми: слишком красивыми для тебя. Ты научишься лишний раз не париться. Находить в куче арбузов спелый. Торговаться с таксистами. Считать налоги. Говорить "нет" так, чтобы тебя услышали. Ты всему научишься, а потом будет еще один новый день, когда ты поймешь, что тебя это не спасет, не защитит и не оправдает, но и этот день ты переживешь. Ты переживешь более ли менее все на свете. Личные катастрофы и мгновенья счастья от этой мысли теряют в цене, но ни что не будет давить, ни что не будет сиять - с той же силой, что пару лет назад. Ты изменишься сто раз подряд, и еще сто раз по новой, а потом вдруг выплывет старый ежедневник, чужая история или забытое фото, и ты в остолбенении будешь смотреть на короткую, неправдоподобно короткую дорогу, которую ты прошел с тех пор, которая отделяет тебя - от тебя в двадцать, семнадцать, четырнадцать лет. Ты не сможешь своротить фундамент, построить египетскую пирамиду на месте финского домика, обшитого сайдингом, но сколько раз переменится ледяной узор на твоем окне. И о чем еще стоит нервничать, если никто не смотрит - ни из тебя, ни на тебя, - кроме как сквозь этот узор?
Ты всему научишься: или нет. Со всем справишься: или не справишься. Злость потухнет. Любовь рассеется. Равнодушие понемногу смоется с твоего молодого сердца. Будущее безбрежно: по-прежнему.
И деваться от него совершенно некуда.

@темы: В ноль

04:16 

Не виделись три года. Что-то хотелось ему сказать. И придумывались ответы. И ответы на ответы. И вступление получше. И неоспоримые доводы.
Адвокатский сериал. Пост в фэйсбуке. Предсмертная записка школьницы. Гладкий текст, раздавленный молчанием. Ни единого слова не ляжет в беспомощный, онемевший рот. Шесть, семь, девять месяцев разговоров с самим собой. Наивная надежда, что эти разговоры кончатся: просто потому, что лето, просто потому, что идет время, просто потому, что сколько можно. И еще шесть месяцев. И еще девять. И еще год. И только в путь - в любую пустую минуту, каждую ночь перед сном, каждое утро в душе, каждый раз, когда кто-то вспомнит о нем. Люди, которым вы пожимали руки. Бар напротив "Менделеева". "Чин-сан". "Шик", "блеск", "идет", которыми он сыпал в почте. Похожий затылок в метро. Такая же толстовка. Такое же пальто. Его привычки. "Паста с томатным соусом - между прочим - называется арабьята. Ну вот так, у кого "арабьята", а у кого "макарошки с кетчупом", имеете то, что заслуживаете". Байка про храм Христа Спасителя и поленницу. Нельзя пить виски с тем соком, в котором мякоть. "Тебе надо подстричься". "Улыбнись-ка? Это было на сотку. Сверкнешь не тысячу?".
Он сидит на полу, у двери, он ждет давно, наверное, он видит, что подъехал лифт, что вышел ты, бросает на тебя взгляд, и дальше пишет в телефоне, встает не сразу, и ты ждешь его у отпертой двери. Он не нервничает. Он не сомневается в тебе. В молчании и послушании. Чем ему возразить?
"Я же был так дико, так явно" - что? Тебе было двадцать три года, он старше всего не семь лет. Кто скажет, что он похож на дяденьку, который пообещал крошке конфетку, а потом присунул крошке в жопу?
У тебя до него были девушки. Не было мужчины, это правда, ну и что с того.
У тебя до него были пьянки. Немного. Но тем не менее. И не его забота, что ты до него скучно жил.
И прежде, чем ты откроешь рот на тему: "Зачем так со мной?", "Я этого не заслужил", - давай-ка посчитаем, сколько ты заработал на этой грустной, грустной истории? Кому ты был нужен, пока ты не был с ним знаком? Что у тебя было, бедная детка, кроме того, что тебе дал он? Кто тебя научил заниматься вон той херней, которой ты занят теперь? Твои друзья - это его друзья. Твои заказчики, партнеры и начальство - они все из его записной книжки. И, может быть, он тебя заставил? Он похитил тебя, запер на страшном темном чердаке и угрожал пистолетом, чтобы ты брал у него в рот семь дней в неделю, год напролет? Зайдем с другого края. Может, тебе хватило достоинства возразить ему?
И что важнее: раз уж он так, так ужасно с тобой обошелся, - может, ты хочешь обо всем об этом поведать миру, чтобы все знали, какой он подонок? Или ты хочешь, чтобы поведал он? Так, для полноты картины?
Что ты скажешь ему?
- Чаю будешь?
Выбирай слова как следует. Не дай бог, ему не понравится.

@темы: В ноль

20:21 

Как же это охуительно смешно

Бэтмен, детонатор, Бэйн, и немного хованщины.

18:25 

Внезапно - момент глубокой солидарности. Именно так я и вижу будущее Гарри Поттера через восемь лет после битвы за Хогвартс.

Отдельно мне нравится история про развод с Джинни и: "Может быть потому, что я не заставлял ее извиняться на коленях? Может, потому, что я не говорил, что ее слезы недостаточно искренние для меня?"

16:28 

Ошметки

Утро, шесть вечера, позади ночная смена, и когда в первый раз скрипит шкаф – это во сне половица скрипит под ногами. Он идет по пыльным, рассохшимся доскам, второй этаж, занавешены окна, и подрагивает дуло дробовика. Что-то прячется в этой комнате. Что-то опасное. Он прислушивается. Выжидает. Никто не приходит на скрип, он не выдал себя. Он идет дальше, тише. Что-то мелькнуло в мутных стеклах старого книжного шкафа. Резко, влево. Девушка в ночной сорочке, обнимает себя за локти и вся дрожит. Висят сосульками светлые волосы. Ровный шов – на месте рта.
Упал ремень и лязгнул пряжкой.
Девушка все еще перед ним, они в комнате, он подходит к ней, но это сон, он уже знает, что это сон, и надо, надо удержаться в нем, надо зацепиться, он узнает, что дальше, девушка протягивает к нему руку, пальцы сжаты в кулак, к кулаке что-то спрятано –
На пол долго, звонко, в два приема сыплется мелочь.
- Шура, блядь. Включи. Свет.
- Ты проснулся что ли? Я же тихо старался…
Облака из ваты, голубое небо. Когда у Шурки такой детский, такой прилежный голос, с ним в два раза тяжелее возиться: гемороя от него – как обычно, а вот на хуй послать – уже как-то неловко.
- Ты ничего не можешь сделать тихо. Включи. Свет.
Шурка надевает джинсы, поднимает с пола футболку, обнюхивает, потом поднимает другую, четко ощущает, что все познается в сравнении, и натягивает ту, которую брал первой.
- Почти и чистая. Я писать еду, мы, наверное, к утру вернемся.
- Заткни. Ебало.
- Так ты ж проснулся, блядь? Хули ты выебываешься?
Шурка улыбается. Шрам через рот сейчас почти не виден. Даже когда Шурка трогает верхнюю губу языком, легко представить, что там ничего нет.
- Иди уже.
- Я пивка принесу.
- Хлеба принеси. И кефира на завтрак. Хозяюшка.
Шурка встает в дверях.
- Да, хозяюшка, блядь. Хозяюшка. В этой семье, между прочим, продукты только я и покупаю, Андрей. Как один живу. И посуду я мою, между прочим. И мусор тоже выношу.
- Я. Не успел. Я тебя сказал, что вынесу…
- …когда смена кончится. А перед сменой ты его не мог взять, блядь. Это как-то не по-пацански. Не по-божески – взять и вытащить, блядь, пакет с говном с вечера, на хуй, чтобы он не лежал и не вонял всю ночь на всю квартиру, Андрей. Так мы не можем сделать, законы небес и тверди, блядь, по пизде пойдут.
- Ты идти собрался.
- У тебя, блядь, не спрашивал, когда и куда мне идти, на хуй. Я захочу, вообще никуда не поеду.
- Решительно, Шур.
- Да ну!.. В пизду все.
С улицы посигналили.

02:31 

01:50 

- Хотел спросить. У православных ёбля в жопу считается... чем-то?
- Слушай, ну... содомия считается грехом в Ветхом Завете, и Ветхий Завет он един для всех, как бы - как ты его, на какой язык не переведи, хоть католики, хоть православные, везде это считается, естественно.
- Тогда я понимаю, почему ты не встречаешься... с религиозными девушками.
- Какой ты милый.

01:01 

Мои мальчики

- Вот, блядь! "Юра орет, Юра орет", Юра орет - и нагибает, на хуй!
- Юра нагибает. И орет. И мне хотелось бы, чтобы он тооолько нагибал.

А потом они пришли и сожгли мне театр на хуй.

19:24 

Прийти, сказать: давай уедем. Хуй знает. В Некудляндию. Не важно. Не знаю, что мы будем делать. Возможно, что заебем друг друга, не выходя из самолета. Не отрицаю. Я не люблю тебя. Я никого, по-моему, не любил. Мне даже не всегда лучше с тобой, чем без тебя. Ты не то, чтобы очень мне нравишься. Никто не нравится. Я сам себе не нравлюсь. И ничего на свете не стоит того, чтоб поднять жопу со стула. Дни идут один за другим в ожидании момента, когда они, наконец, закончатся, и наступит что-то другое, что-то настоящее, то, зачем мы все здесь столько торчали, то, что мы помним, сердцем и брюхом – но не головой, голова не работает, голова хочет спать, с утра до ночи и с ночи до утра, а после пятницы не будет вечеринки, не будет субботнего утра, ничего не будет – когда ты дождешься конца, и это тоже не достаточно важно, чтобы что-нибудь сделать иначе, но –
Сегодня мне пришло, что если я возьму тебя и потащу куда-то, воткну тебя посередине большого ничего, как красный флаг, то там и будет – золотое субботнее утро, и цирк с конями, и второй раунд, и то, чего все это время ждали ты и я.

05:11 

Не было других причин, кроме этой. Не было ни одной. Если бы он поднимал вой каждый раз, когда Маршал ударял его, Гек сорвал бы глотку. Нет, нет, не о чем было вопить, нечего было спросить с него, но Маршал - так точно, капитан, так точно, капитан, - нет, Маршал не смог бы выбрать никого другого, чтобы ударить его сильнее.
Чистенькая шкурка на холеном тельце. Серебряная ложка в кружевной салфетке. С белыми зубами, с бесстыжей роскошью чистых здоровых волос. Он был красивым, был, был. Возмутительно, нестерпимо красивым. Он не щурил глаз, не гнул шеи, его грудь не тянуло к земле. Его ноги не знали качки, его губ не касался ветер, никто и никогда не поднимал на него руки.
Так, выходит? Выходит, оно того стоит? Выходит, только об этом и речь?
Невыносимо.
Он заговаривал, и ветер щедро дул в его паруса, и хватало дыханья, и свободно лились слова. Он улыбался, и Маршал смотрел на него. Маршал смотрел на него, и горели праздничные огни, горели добрые круглые фонари вокруг Туманной Площади, и девушки гуляли под руку с офицерами, и Маршал хотел предложить руку ему - Маршал хотел предложить руку ему -
Протянул бы за ним руку Гектор? Позвал бы - да, капитан, есть, капитан, - Маршала в свою постель?
Если дело в постели, позвал бы. Если годилась постель, чтобы стоять за его правым плечом.
Если годилась постель. Для постели не годился Гек, вот в чем дело. И взгляд отскакивал от него, как дождь и брызги - от просмоленных досок. И капитан не хотел его рядом с собой. И его тепло не грело, его тело не рождало красивых фантазий и пустых надежд.
Мог ли Маршал ударить больнее?
Он был таким не всегда. Чего это стоило? Ничего, ровным счетом. Если бы они встретились десять лет назад - неужели было бы иначе? Неужели бы он сгодился - ну, пусть десять лет назад, пусть на другом маршруте, в другие времена, совсем другой Гектор Коттон? Сгодился бы ему? И Маршал разрешил бы ему дышать, и идти под своим флагом, и подняться в свое небо, и остаться рядом с ним? Он позволил бы?
Кусок гнилого сала, разбитый рот и крошево зубов, шрамы от трости, следы зубов на его плечах. Его не сожрали только потому, что стал несъедобен. Стал, стал. Был другим, было иначе. Не убедить. Самому не верится. Но что останется от этого куска дерьма - через рейд, через два? Насколько его хватит? Куда он денется, на что он будет нужен, когда получит полный залп, когда отправится туда же, туда же, на свалку, в плен тела, ставшего чужим, в гору отломанных деталей, отброшенных вещей, что будет с белой улыбкой, что будет со скрипичной струной?
Что будет, плевать, - они там, в каюте, каждую ночь, они в каюте, он за штурвалом, и он помнит, как Маршал стоял здесь, выходил к нему в ночную вахту, Маршал с ним говорил, Маршал ждал с ним рассвет, Маршал вколачивает его ночь за ночью в капитанскую койку, и Гек заперт, в куске гнилого сала, на корабле, в небе, в Маршале, и некуда деться.
Совсем некуда деться.

18:10 





16:32 

Все, что вам нужно знать


06:34 

Во всем виноват Чарли.


www.youtube.com/watch?v=Bi1sxVNAUvw&feature=you...
"Ну, не-не-не, ну ты просто сиди как бы - и ты у меня будешь тут... и мне будет уже как-то не так одиноко"
Ну то есть. Ну вашу мать.
А еще я теперь хочу фикло по реплике:
"Давненько я тебя не видел. В последний раз, когда ты приходил, ты дал мне по ебалу и убежал".
www.youtube.com/watch?v=vE1c-ZmIEoQ
Собственно, это сойдет за эпиграф в любом моем фикле. И во всем вообще.

04:22 

Косточки

Приберегаю ссылочки по гейщине девятнадцатого столетия:
Великие князья:
romanovs-russia.blogspot.ru/2013/04/blog-post_1...
"Справочник":
malech.narod.ru/fakt9.html
"Справочник-2":
books.google.ru/books?id=MGpvBQAAQBAJ&pg=PT133&...
Уваров:
www.gay.ru/people/star/russian/xix/samonadeyann...
Гейщина поблизости от Пушкина:
www.mitin.com/dj01/kirsanov.shtml
Московский генерал-губернатор:
ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D0%B5%D1%80%D0%B3%...
Про технику ведения судебного процесса:
www.lgbt.org.ua/ru/materials/show_291/
Гейщина и охраночка:
www.vavilon.ru/metatext/risk3/repressions.html

Хронология:
- "Присоединение Азии", 1866 - знакомство.
- Крымская война, 1977-1978 - Володя на фронте.
- 1978-1979 - Володя не вернулся с войны, Алеша отправился на поиски.
- 1980 - Алеша возвращается в Третье Отделение. "Организация отставки".
- 1981 - убийство Александра.

03:21 

После перекура и отплыва в русюшку пишу новую главу про Джеймса и Джона.
Самая большая беда этой истории в том, что Джон мог сделать его счастливым, и Джеймс не дал, а Джеймс вроде бы не мог сделать Джона несчастным, но получилось.

06:23 

Запомни меня - в короткий миг свежести, в летний день, когда все мы молоды, все наполнены счастливым легким воздухом, все, как первое свиданье, все от пятки до реснички сделаны из обещаний. Все будет хорошо. Все будет великолепно. Все будет невероятно. Однажды. И это "однажды" - так упоительно, так мучительно далеко. И столько времени в запасе: на то, чтобы быть хуже, чтоб быть слабее, чтоб быть обыкновеннее и гаже: в преддверии "однажды".
Я так любил тебя. Или нет. Я не помню. Я смотрю на старые фотографии - и не могу поверить, что оставил тебя: такую, что профукал себя: такого. Мы все были озарены и согреты будущим. Невозможно было представить, что оно никогда не наступит.

01:35 

Про "Кроме меня"

из научного интереса. Это отрывки про Сережу, Марусю и Диму, если что.

Вопрос: Вот этих хлопцев:
1. Читаю  8  (27.59%)
2. Не читаю, я здесь не за ними  4  (13.79%)
3. Пролистал. Герои - уебки, перестал читать  1  (3.45%)
4. Видел, но пока ничего не понял, ибо отрывки  16  (55.17%)
Всего: 29
05:12 

С нами снова рубрика "боль и муки фаната вторых номеров".
Мало кто любит вторых номеров. Мало кто понимает, как это работает (да, а я особенный, ко мне лично прилетали инопланетяне, как к фанатам Джейту, и все мне подробнейшим образом рассказали). Но шутки шутками, а когда герой - второй номер в каноне, фикрайтеров это часто вводит в очень странные кульбиты сознания.
Во-первых, беда, конечно, в БДСМ. Я не знаю, когда произошел этот кульбит сознания, но сначала в фикло на бронетранспортере въехала просто кондово-гетная система ролей, где один герой - тру-мужик, и другой - членодевка, а потом это стало как бы вроде совсем не комильфо, и тот же самый народ, чтобы не ломать себе фундамент, оседлал другую хуету. Теперь любая пара в любом фандоме жестоко страдает от того, что в ней пытаются назначить "верхнего" с "нижним" и "саба" с "домом", причем на полную ставку, и не важно, что пара не практикует. Туда же отправляются виктимы с агрессорами и прочая поебень. Это довольно сильно раздражает, когда пара вообще никаким боком для этого не годится: то есть бегают у тебя Тони Старк с капитаном Америкой, и проще хуем шину надуть, чем им придать вертикальную динамику власти. Это также раздражает, когда у героев есть более серьезные причины для разъеба, потерянности, самодеструкции или кризиса, а "лечить" их пытаются милым семейным бдсмчиком (в основном англофандом так любит порадовать, но нет, Локи не станет более functional, если Тор сможет вовремя его отшлепать). И отдельную боль эта хуйня причиняет мне.
Потому что я фанат вторых номеров. И в мире не так много других фанатов вторых номеров. Поэтому я не так часто что-то про них нахожу. И когда я это нахожу, я как правило не нахожу фикла. И когда я все-таки нахожу фикло - а там дуля, я, конечно, пригорюниваюсь. Пригорюниваюсь я вот почему.
У первых и вторых номеров ЕСТЬ вертикальная динамика власти. Это основа их отношений. И второй номер от первого довольно часто огребает люлей. И они довольно часто живут жизнью первого номера. И второй номер безусловно получает определенный заряд от возможности "умереть за революцию". Но это не имеет ни малейшего отношения к семейному БДСМ.
Первый номер получает руль не потому, что он "мужик", "крут", "сломал", "силен" и так далее. Первый номер может быть баба-истеричка, самый эмоционально нестабильный человек на корабле, Тони Блэр, наивный мечтатель, малое дитя или безответственное говно. Достоинство его не в этом. Второй номер отдает ему руль - и охраняет для него руль от всяких других посягательств - потому что первому куда-то охота плыть. Ему что-то присралось за горизонтом, он что-то увидел на карте, он знает сердцем, что там заебись. Это тот талант, которого второй номер лишен. Без первого, жизнь второго может быть прекрасно устроена, выверена, успешна и снабжена ништяками, но все это он запросто отдаст по одному щелчку пальцев за чувство дороги впереди, за далекую точку на горизонте. Он знает, что в нем этого нет. Он знает, чего это стоит.
Его любовь - это любовь родителя, чей смысл жизни и наследие составляет его ребенок. Он о нем заботится? Конечно. Он будет его защищать? Яростно. Он будет жертвовать собой ради него? Самозабвенно. Сколько залуп перепадет этому ребенку по дороге? Только успевай считать. Будет ли родитель терпелив к его хуйне? Зависит от родителя, но это терпение будет в любом случае не из категории "мужик-красавец-доминатор", а из категории "ох, сынку. ну поори, мне что ж - не жалко". И второй номер, конечно, без первого будет ненаполнен, но первый без второго - сдохнет к едрене матери.

World capital of sisterfucking

главная